Победители «Учителя года России — 2015» прошли испытание «круглым столом» в Госдуме РФ

Пятерка победителей конкурса во время последнего испытания
Учитель, претендующий на звание лучшего, должен обладать лидерскими качествами, владеть ораторским искусством, уметь вести дискуссию, аргументированно отстаивать свою позицию и не только видеть реальные проблемы образования, но и предлагать их решение. Все эти качества как раз и оценивает жюри во время финального испытания на Всероссийском конкурсе “Учитель года России”, которое традиционно называется “Круглый стол образовательных политиков”. В прошлом году оно проходило в Совете Федерации, а в этом — в Государственной Думе РФ. Ровно час пять победителей отвечали на вопросы главного редактора “Учительской газеты” Петра Положевца. Вместе с ними свою позицию высказывал и министр образования и науки Дмитрий Ливанов.
​Тема для обсуждения звучала так: «Какие рамки оптимальны для учителя: образовательная программа школы, Стратегия развития воспитания, «единый учебник» для всей страны?..».

Как отметил во вступительной речи председатель Госдумы Сергей Нарышкин, обществом необразованных людей легче манипулировать, именно поэтому так важна роль учителя, который учит и воспитывает граждан самостоятельных, творчески мыслящих, способных противостоять любым манипуляциям. «Необходимо способствовать широкому диалогу, но не в коем случае не определять его результат, ни в коем случае не навязывать результаты этой дискуссии», — заявил он.
Однако чтобы направить этот процесс в цивилизованное русло, необходимо определить не только цели и задачи, но и границы, пределы допустимого, в пределах которых педагог может реализовать себя как профессионал.
По мнению учителя информатики гимназии №12 города Липецка Аллы Волковой, у каждого преподавателя существуют внешние рамки, заданные законами, локально-нормативными актами, планами, программами, уставом школы, а также внутренние, связанные с его морально-нравственными установками и ориентирами.
Учителю истории и обществознания Академической гимназии №56 Санкт-Петербурга Олегу Катренко не нравится само слово “рамки”, поскольку оно несёт некий негатив. Лучше использовать слово “регламент”, оно более конструктивное.
Для учителя истории и обществознания гимназии №1 города Самары Сергея Кочережко смысл каких бы то ни было рамок в преподавательской деятельности уместен лишь в том случае, если он будет касаться всех участников образовательного процесса, а не только учителей. “C нас требуют относиться к ученикам с позиции “субъект-субъектного” подхода, — сказал педагог. – Но тогда и руководящим органам стоит отнестись к учителям “субъект-субъектно”, сугубо индивидуально, то есть администрация должна видеть в каждом из нас личность”.
Мария Ахапкина — учитель английского языка гимназии Пущино Московской области
Рамки необходимы лишь как условия, а не ограничения, уверена учитель английского языка гимназии «Пущино» Московской области Мария Ахапкина. И главное, чтобы их не было слишком много, иначе есть опасность бюрократизации образования.
Учитель математики средней школы поселка Кобра Нагорского района Кировской области Ольга Рычкова не имеет ничего против рамок, однако за то, чтобы их устанавливали в нужных местах.
«Что касается профессиональной деятельности, очень опасно ее излишне регламентировать, мешая работе, — высказал своё мнение глава Минобрнауки РФ Дмитрий Ливанов. — В образовательном процессе важна свобода выбора в достижении целей. Однако недопустимо игнорирование норм общественной морали или профессиональной этики «.
В общих чертах, участники круглого стола сошлись во мнении, что те или иные рамки должны выполнять роль навигатора, помогать определить правильное направление; рамки есть результат общественного договора между всеми участниками образовательного процесса; это необходимое условие не только формирования единого образовательного пространства, но и свободы творчества; это база, на которой каждый профессионал может строить своё собственное здание, реализовать себя как личность.
— Может ли учитель игнорировать рамки? – задал очередной вопрос Пётр Положевец.
 
Спектр ответов вышел весьма пёстрым.
Олег Катренко: “Нет, не может, ибо все мы – часть единой системы, а она может эффективно существовать только в случае выполнения единых требований всеми её участниками”.
Алла Волкова: “Рамки нужны лишь на начальном этапе, для начинающих учителей. Опытный же педагог создаёт свои собственные программы, определяет свои собственные пространства творчества”.
Сергей Кочережко: “Нет, не может. Хотя тут налицо явное противоречие: с одной стороны, мы все обязаны выполнять стандарты, соблюдать единые для всех требования, с другой – проявлять себя как творческие личности, хотя любое творчество – это всегда выход за рамки дозволенного”.
Ольга Рычкова: “Часто наблюдаю такую картину: учитель составляет свою программу не потому, что она ему нужна, а потому, что с него её требуют. В этом смысле он выполняет требования “рамок”, однако выглядит это весьма формально. Спрашивается, а какой толк от такого соблюдения норм и правил?..”
Мария Ахапкина: “Если каждый из нас начнёт игнорировать определённые для всех рамки, наступит хаос. А этого допустить нельзя!”
— Но ведь рамками могут быть не только законы и правила, и даже не только моральные нормы, — продолжал главный редактор “Учительской газеты”. – Нужно упомянуть ещё и родителей, которые также очень часто являются для учителей рамками. Ограничивают ли лично вас родители ваших учеников?
“Родители ставят рамки только тогда, когда у них с учителями существует разное представление о том, куда идти и к чему стремиться, — сказал Сергей Кочережко. – Поэтому здесь важно найти компромисс, прийти к единому пониманию”.
“В принятой недавно Стратегии развития образования отмечено, что школе следует работать в тесном контакте с семьёй, поэтому тут не должно быть разногласий, необходимо всем вместе решать общие проблемы”, — высказала своё мнение Ольга Рычкова.
“Это всё правильно, но диалог возможен только если этого хотят обе стороны, — заявила Мария Ахапкина. – Поэтому, прежде всего, следует наладить общение как таковое, определить правила игры, роли, а уже потом решать общие проблемы. И вообще, для учителей уже разработали очень много всевозможных стандартов, почему бы не разработать стандарт и для родителей?”
“В законе “Об образовании в РФ” чётко сказано, что преимущественное право воспитания лежит на родителях, — напомнила Алла Волкова. – Следовательно, нужно всего лишь следовать требованиям закона”.
“Полностью согласен с требованиями Стратегии развития воспитания”, — отметил Олег Катренко.
“Мне кажется, далеко не все учителя в полной мере используют родительский ресурс, — считает Дмитрий Ливанов. – Хотя опытные педагоги всегда поддерживают хорошие отношения с семьями своих воспитанников, они знают, что союз здесь необходим для достижения максимального эффекта и наилучшего результата как в образовании, так и в воспитании”.
— Что делать, если ваш коллега воспринимает требования стандартов в штыки, откровенно игнорирует их, упорно не желает меняться? – спросил Пётр Положевец. – Как лично вы поступили бы в этом случае?
По мнению конкурсанта из Санкт-Петербурга, тут приказами ничего не добьёшься, нужно действовать только убеждениями, помогать человеку, желательно, на собственном примере показывая преимущества новых требований и подходов.
Самарский педагог выступил за то, чтобы развивать в коллегах мотивацию, наглядно показывать, чем именно современные подходы лучше старых, в чём их достоинство.
Подмосковная конкурсантка заявила, что обычно больше всех возмущаются как раз те, кто меньше всех в курсе происходящего, кто вообще не читал новых стандартов и требований. А значит, нужно сначала ознакомить, а уже потом говорить о том, что и почему не нравится.
Делегат от Липецкой области уверена: учитель — тоже человек, поэтому рекомендации по повышению мотивации у детей в полной мере применимы и к взрослым. То есть воспитывать тех коллег, которые не хотят меняться, стоит примерно так же, как и учеников, которые не хотят учиться.
А преподаватель из Кировской области согласилась со всеми высказываниями, однако заявила, что с теми коллегами, кто сознательно саботирует реформы, она бы в разведку не пошла, и реализовать ФГОС не стала бы.
— Учебники – одна из самых главных проблем, которые сегодня обсуждают, — сказал Пётр Григорьевич. – Но расскажите, пожалуйста, сколько конкретно вам нужно учебников для качественной работы?
Олег Катренко: “Неважно, 1, 2 или 5 учебников будет по предмету. Мне кажется, достаточно и одного качественного УМК, в который вошли бы книги для учителя, книги для ученика, видеоуроки, сайты, фильмы, рабочие тетради и т.д.”
Сергей Кочережко: “Я против того, чтобы учебник стал догмой, чтобы воспринимать его как истину в последней инстанции. Учебник – средство взаимодействия между учеником и учителем, и это средство должно быть максимально удобным”.
Ольга Рычкова: “Наука не стоит на месте, постоянно появляются какие-то новые сведения, данные, новая информация, которую можно и нужно использовать на уроке. Поэтому необходимо не зацикливаться на содержании учебника, а учить детей работать с источниками информации”.
Алла Волкова: “А нужен ли учебник вообще – я имею в виду книгу, которую несколько лет пишут, согласовывают, одобряют, печатают? По-моему, куда важнее и эффективнее научиться пользоваться электронным конструктором учебников, с помощью которого можно создавать свои собственные пособия, в которые вошла бы самая свежая информация”.
Мария Ахапкина: “Для одних предметов, например – для истории, наличие единого учебника, наверное, принципиально важно. А вот для других, например – английского языка, вполне можно сохранить то разнообразие, которое есть”.
Дмитрий Ливанов: “К счастью, уже почти все учителя давно осознали главное: единый учебник вовсе не то же самое, что единственный. Нужно учить детей идти к поставленной цели разными путями, и для этого вполне можно использовать самые разные источники знаний. Но вся проблема в том, чтобы понять, куда именно идти”.
— Что проще – разработать новую программу или использовать чужую? – задал очередной вопрос главный редактор.
“Я однажды написал свою собственную программу, — рассказал по секрету Сергей Кочережко. – Но мне сказали, что она никуда не пойдёт, нужно всё переписывать. Тогда я
взял чужую, уже готовую и скорректировал ее, но преподавал в итоге всё равно, по своей, той самой”.
“Лично я не понимаю, если есть уже хорошая программа, разработанная кем-то, то зачем мудрить, что-то выдумывать?” – недоумевает Мария Ахапкина.
“Если в стране есть люди и институты, которые профессионально занимаются созданием и разработкой учебных программ, зачем поручать это всем и каждому? – присоединяется к мнению коллеги Олег Катренко. – Беда, коль сапоги начнёт точить пирожник”.
“Не совсем согласна с коллегами, — возразила Ольга Рычкова. – Лично я, например, не помню ни одной программы, по которой я могла работать, ничего не меняя. Постоянно приходится что-то переписывать “под себя”. Так лучше сразу для себя и написать!”
— Если в мире существует очень много правильных и нужных программ, что же мешает их успешной реализации? – снова обратился к конкурсантам Пётр Положевец.
Ольга Рычкова: “Если рассматривать каждую программу как образовательный проект, можно сразу же отметить, что в большинстве случаев в этом проекте пропущен или изначально отсутствует тот или иной этап, а то и несколько, следовательно, вся схема становится нежизнеспособной”.
Сергей Кочережко: “Что интересно, у многих педагогов есть мотивация что-то изменять к лучшему, однако нет времени и сил, чтобы что-то изменить по существу”.
Олег Катренко: “Всё начинается с личности. Не все учителя способны и готовы начать работать по-новому, то есть реализовать новые программы, даже очень хорошие. Получается, что программа есть, а людей для её претворения в жизнь нет”.
Алла Волкова: “Учитель занимается не столько программами, сколько ненужной писаниной, вместо того, чтобы реализовать что-то действительно важно, он вынужден составлять массу отчётов и планов”.
Мария Ахапкина: “Программы не реализуются по простой причине – их некому выполнять. Причём, как ни грустно, все это знают, но ситуация лишь ухудшается. Например, постоянно твердят, что в школе необходимы психологи, что сейчас очень важен психологический аспект в воспитании. И тут же в школу спускают распоряжение об оптимизации, согласно которому нужно сократить… психологов!”

Добавить комментарий