Социально-психологические аспекты цифровой среды

И. СИБГАТУЛЛИНА 

доктор психол. наук, профессор,

наставник НИОКР «Золотой стандарт развития  2.0»

Государственной программы «Стратегическое управление талантами в Республике Татарстан»

Почетный работник общего образования Российской Федерации

профессор Института развития образования Республики Татарстан (Россия)

Директор по международном программам образования и науки

Института интеллектуальных интеграций /

InstitutfuerintellektuelleIntegration (Австрия)

 Индустрия 4.0 –это неминуемые трансформации на рынке труда, а значит и на рынке образования. Неминуемое последствие индустрии 4.0 – станет психологическая адаптация человека к цифровой среде и осознание угрозы потерять работу и «не воспользоваться» базовым образованием. Казалось бы парадокс? Отнюдь! По мнению председателя Всемирного экономического форума 2016 года Клауса Шваба, все мы   являемся свидетелями четвертой технологической революции и шестого технологического уклада: происходит слияние технологий, грани между физическими, цифровыми и биологическими сферами стираются [1]. Суть новейшего технологического уклада в замене множественной информации смыслом, необходимыми знаниями, приоритете производящей, а не потребляющей экономики. По прогнозу ведущих экономистов мира, при нынешних темпах развития этот уклад окончательно сформируется к середине XXI века. [2]. Широко цитируется исследование Оксфордского университета (ThefutureOfEmployment:HowsusceptibleAreJobsToComputerisation), в котором путем  математического анализа с учетом девяти переменных был вычислен список наиболее «опасных профессий». Сюда попали многочисленные клерки, операторы машин, станков и лабораторных приборов, обертщики, контролеры, тестировщики, разнообразные строители, ремонтники, а также персонал, который мы привыкли видеть у витрин кафе быстрого обслуживания, на стойках регистрации в  отелях, аэропортах, и т.д.

Примеры эти тривиальны, суть вопроса сводится к тому, чтобы психологически человек был готов к переустройству мира технических возможностей и сумел им воспользоваться. Скачок в роботизации – конечно заслуга новых технологий, но не только. Вторая составляющая – это стандартизация производственных процессов. И этот процесс требует логического конца.

Каковы же социально-психологические аспекты цифровой среды и  как реагировать образованию на цифровизацию в рамках стратегий развития?

На современное образование надвигается проблема с неожиданной, для человека, стороны: чем заняться, если роботы и новые технологии  уже сейчас начинают вытеснять образованного человека из профессии. Совершенствование цифровой среды и внедрение роботов в производство конечно даст стимул мировой экономике, но усилит социальное неравенство и вызовет множество психологических проблем в вопросах полноценной реализации личности. Так чему же надо учиться для конкуренции с «умными машинами»? Появление софта с искусственным интеллектом, которому способствовало «переоткрытие» нейросетей в начале 2010-х годов, позволяет доверять компьютерную рутину офисной и административной авторизированной системе. Родители первоклассников, которые  привели в школу своих детей в 2018 году, уже озабочены вопросом, насколько цифровизирована образовательная среда школы, в которой будет обучаться ребенок? Это важно  родителю, потому что он хочет быть уверенным, что  в 2029 году, когда  его ребенок, будучи выпускником школы, в полной мере  сможет  владеть компетенциями управления этой средой, причем  настолько, насколько это потребует развитие цифровой экономики следующих лет.

Немного впечатляющих цифр. Мировой оборот роботов отслеживается Международной федерацией роботехники. По ее подсчетам, в 2010-х годах он растет на 12% ежегодно. В 2016 году   результат составил 294 тыс. экземпляров. Из них : 191 тыс. продана в Азии, 56 тыс. – в Европе, 41 тыс. – в Северной и Южной Америке. Прогноз на 2020 год составляет 521 тыс.проданных роботов, а общее их число в индустрии должно превысить 3 млн. В денежном исчислении рынок механической рабочей силы увеличивается на 5%в год и в 2020 году достигнет 41млрд.долларов.

И все же уволят не всех. Даже самым совершенным роботам подвластна только линейная логика, шаблонное поведение. Поэтому наибольший потенциал к сохранению имеет работа, которую нельзя систематизировать. Перечень требуемых от человека качеств и навыков, еще только начал обсуждаться специалистами, но однозначно одно, что преимущества получают такие качества и навыки как: оригинальность, импровизация, критическое мышление, умение оценивать сложные ситуации и принимать решение. Не грозит расставание с профессией и тем, кто умеет управлять и убеждать, а также в сфере изящных искусств и ручной работы. Всего исследователи подсчитали 109 профессий, у которых вероятность компьютеризации составляет меньше 3%, все эти профессии адекватно сочетают в себе не только линейно логический и рациональный интеллект ,но и эмоциональный интеллект и эмпатию. [3] К «безопасным»  специальностям с низким индексом вероятности автоматизации эксперты относят, например, такие специальности как физиотерапевт, диспетчер по чрезвычайным ситауциям, психолог, нарколог, хирург-протезист, диетолог, хореограф, следователь, стоматолог, школьный учитель, дизайнер интерьеров, мотивационный тренер, аналитик компьютерных систем, рекрутер, социальный работник, лесничий, консультант пореабилитации, логист и т.д.[3]. Если внимательно вчитаться в перечень этих профессий, то можно обнаружить их общее «помогающее значение», трудно поддающееся автоматизации. Единого рецепта – какими навыками нужно обладать, чтобы не лишиться своей профессии в будущем, нет. С одной стороны потребуется максимальная специализация, с другой –универсальность и широкий кругозор. Но раз все так быстро меняется – то учиться придется всю жизнь. Эксперты прогнозируют, что в некоторых специальностях это станет обязательной часть годового цикла: 9 месяцев человек работает, 2 месяца учится  и еще один – отдыхает. Конечно те, у кого изначально есть тяга к самообразованию, будут успешнее остальных.

       Есть еще немаловажная тема  дискуссий о цифровом мире. Это налоги. Налог на робота. Уже звучат призывы финансистов, сдержать роботизацию за счет введения налога на каждого используемого робота. Такие идеи выдвигались и профсоюзами, но почти всегда это был лишь призыв, не более. Однако в ряде стран, находились и влиятельные сторонники этого мнения. Например, Билл Гейтс, основатель Microsoft, высказывал не раз мнение, что если робот выполняет обязанности наравне с человеком, то нужно подумать о том, чтобы обложить его труд налогом на том же уровне, что и человека.

Конечно, в этих условиях, образование, берущее на себя задачу развивать, обучать и воспитывать, безусловно, взвесив психологические риски должно  ставить амбициозные задачи, но осмысленные и реальные. Образовательные возможности миллиардов людей, связанных друг с другом цифровыми мобильными устройствами с гигантской мощностью и памятью, предоставляющими доступ ко всем знаниям человечества через мировую сеть Интеренет, поистине безграничны. Однако открытость образования и ее структурированность определяли сейчас и будут определять в цифровую эпоху и дальше,  формальные  или неформальные  тенденции непрерывности получения знаний [3], способность личности к рефлексии своих интеллектуальных возможностей и ограничений. Этим измерениям соответствует принятая ЮНЕСКО классификация форм непрерывного образования [4]. Психологическим парадоксом в цифровом мире возможностей является появление  в этой классификации нового измерения образования: так называемое информальное образование, находящееся вне какой-либо формы и направленное вглубь человека и его познания о самом себе. Следуя современному вектору развития мировой экономики, диктующей необходимость получения формального и неформального образования, необходимо обратить внимание на образование человека вглубь себя самого, не утратившего интерес к познанию собственного внутреннего мира при этом способного к критическому мышлению, глубокой рефлексии и  постоянному поиску смысла собственных событий жизни. Именно этот фактор психологического измерения времени цифровой эпохи является отличительной чертой. Итак, один психологический вектор – это вертикаль скорости процесса цифровизации, и второй психологический вектор, горизонтальный – это поиск человеком самого себя и необходимых компетенций для жизни в цифровом пространстве. В этом случае, психологически обоснованными являются такие ключевые пункты  государственных программ развития, которые есть почти в каждой цивилизованно развитой стране как: создание экосистемы цифровой экономики, в которой обеспечено эффективное взаимодействие, включая трансграничное, создание необходимых и достаточных условий институционального и инфраструктурного характера, преобразование традиционных отраслей экономики, создание креативного общества для обеспечения перехода к экономике знаний. [5]

Понятно, что в первую очередь важно уделить внимание компетентностной и социально-психологической подготовке высококвалифицированных кадров и пересмотреть в целом  философию  образования: с одной стороны нас окружает все больше машин, а с другой –возрастает ценность человеческого контакта, творчества и осмысленности диалога с самим собой.

С появлением понятий «цифровые технологии» и признанием важности уже перечисленных перемен, которые претерпевает  мировая, национальные и   региональные системы  образования, на первый план выходят не просто особенности цифровых технологий в классных комнатах и аудиториях, а те компетенции, которыми обладают педагоги и учащиеся как развивающиеся личности и творческие индивидуальности. Ведь, теперь роботы превзошли человека в выполнении однотипных операций, значит от человека обучающегося и обучаемого требуется быть независимым, быстро ориентироваться в новых обстоятельствах и не унывать из-за перемен. Когда мы смотрим на современное образование, то видим два ключевых момента. Первый  –  то, как именно образование функционирует во взаимодействии со всеми остальными областями жизни общества; второй – как использовать новые возможности, предоставляемые цифровыми технологиями и новыми цифровыми средами. Вряд ли нужно волноваться, ведь будет создано больше рабочих мест выше по лестнице навыков.

Цифровизация мировой системы образования прошла несколько этапов. Первый: 1990–2011 гг., оцифровка действующих учебных материалов и практик. Однако, это еще не цифровое образование. В 2011 году появились массовые открытые онлайн-курсы, открытые университеты в Сети, элитное образование стало доступно всем. Сегодня мы переходим к образованию на основе больших данных BigData, когда система анализирует большое количество данных об образовательной деятельности обучающихся и предлагает оптимальный образовательный план.К основным особенностям, порождаемым цифровой эпохой в этой сфере, можно отнести следующие:

— Образование становится крупнейшим нематериальным активом любого государства. Значит, его формирование и капитализация должны быть максимально управляемыми. Психологические риски определяются механизмами управления.

— Развитие цифровых технологий и телекоммуникаций сетевого общества изменяет способы создания, передачи и фиксации знания, процесс личностного развития человека, его самоидентификации. Поэтому образование, удовлетворяющее разнообразные потребности цифрового общества, также должно стать цифровым. Психологические риски определяются полноценностью форм и содержания цифровизации предметного уровня и скоростью их внедрения.

— Цифровые технологии транснациональны и транскультурны, общедоступны и относительно дешевы, что делает общедоступным любое знание. Цифровое образование также транснационально и транскультурно. Психологическая задача — необходима существенная реорганизация всех уровней образования, создание его новой «архитектуры», не линейной, а матричной, сетевой с использованием новых, постоянно обновляющихся образовательных технологий, основанных на возможностях сетевых технологий. Психологические риски определяются способностью системы к гибкости и супер оперативным реагированием специалистов образования на происходящие перемены, способность их осваивать в необходимом режиме времени.

Если ставить во главу угла социально–психологический взгляд на происходящие в цифровом пространстве изменения с системой образования, то следует отметить тот факт, что внедрение прогрессивных  цифровых методов обучения требует культурной и психологической трансформации и от учителей, и от учащихся и от родителей. Структура школы должна быть построена таким образом, чтобы она способствовала обмену новыми идеями и цифровыми кейсами внутри и за ее пределами на вновь созданных платформах поддержки успешности пользователя цифрового пространства. Обучение учащихся в школе необходимо впишется в тренды цифрового образования только в том случае, если оно будет  релевантно реальным практическим навыкам, которые можно будет использовать в дальнейшем при обучении в университетах и при трудоустройстве. Во всех остальных случаях речь пойдет лишь об имитаторах. Образовательный Имитатор  – это всегда психологический риск дальнейшейневостребованности и неуспешности. Большое значение имеет и способность к сотрудничеству. В определенной степени можно даже сказать, что в цифровом пространстве, как бы это не было удивительно на первый взгляд, сотрудничество занимает ключевое место. Собственно удивляться не надо, потому что способность контактировать и, или создавать стратегические альянсы дает всегда преимущество перед остальными как на индивидуальной уровне развития, так и в контексте сообществ. Междисциплинарные и межпроектные сети – это тренд образования сегодня во всем мире.

Ключевой проблемой во всем мире также, включая Россию, является неодинаковый доступ к Интернету. По данным Международного союза электросвязи, Интернетом пользуется 47,9 населения Земли. Несмотря на широкое распространение технологий и материалов для онлайн-обучения, они по-прежнему доступны не для всех. Наибольшее количество человек, имеющих доступ в Интернет традиционно приходиться на развитые страны – 81%, на развивающиеся это число составляет 40%, в наименее развитых странах – только 15%. В Российской Федерации доступ к Интернету имеют 59,6 населения, то есть 87,5 млн человек. Еще один важный фактор – скорость передач данных. Только 12 человек из 100 в России имеют доступ к высокоскоростному Интернету (основано на данных платформы GooglePublicDataExplorer, собранная МСЭ в 200 странах мира за период с 1960 по 2013 годы). Ситуация еще хуже в странах Азиатско-Тихоокеанского региона, Северной и Южной Америке и Арабского региона, где скорость предоставления Интернета  колеблется  около 2 Мбит/с.

Для того, чтобы свободно чувствовать себя в цифровом мире, недостаточно просто уметь пользоваться технологиями. Важнее понимать, как с помощью цифровых технологий можно улучшить качество своей  персональной жизни. А также повысить профессиональные возможности и качественно выполнять свою работу. Образованию необходимо развивать у учащихся глубокое понимание цифровых сред, способность интуитивно адаптироваться к новым условиям и создавать новый контент. Научить школьников жить в цифровую эпоху, впрочем как и самим учителям понять свою стратегию поведения в цифровом мире – это один из самых сложных социально-психологических вызовов для руководителей системы образования. Здесь не следует забывать, что образовательные экосистемы должны быть достаточно гибкими. Чтобы воспринимать совершенно новые методы обучения. Эффективная интеграция технологий в образовательный процесс всегда сохранит главный смысл системы образования – воспитание и развитие интереса к получению знания. Психологическим риском является риск, что современные учащиеся не всегда осознают процессы для оценки навыков на индивидуальном уровне. А это очень важно. Создание персонифицированной оценки результатов обучения – один из трендов современного мирового образования. Такая система дает возможность получить более четкую картину того, что учащиеся должны знать для получения тех или иных навыков и компетенций. Наиболее востребованными навыками будущего будут профессионально-технические навыки, навыки творческого потенциала и  критического мышления. [6].

В цифровой среде обитания важнейшим элементом становиться непрерывное образование. Любая образовательная платформа является идеальным местом для продуцирования знаний и новых открытий. По мере распространения искусственного интеллекта и естественных  пользовательских интерфейсов, на базе образовательных платформ могут разрабатываться различные алгоритмы машинного обучения и тактильные устройства, реагирующие на контакт. Психология человека так устроена, что когнитивные познавательные процессы «устремляют» его в исследовательский и аналитический аспект знания. Поэтому цифровая среда предполагает «рождение» компьютеров нового формата. С помощью которых человек сможет исследовать неведомое до сих пор: черные дыры, например, и/или ДНК. Компания  «Робот», например, – один из резидентов технопарка «Русский» в Дальневосточном федеральном университете  произвело на свет детище – симпатичного андроида «Адам», который управляется с помощью технологий виртуальной реальности. Или пример подводного аппарата Junior, который Россия представила на открытом чемпионате Азии по подводной робототехнике SingaporeAUVChallenge и заняла третье место. Еще пример: продукты для Нейронета (NeuroNet). Одним из важных направлений этой программы является разработка технологий и устройств, помогающих людям с ограниченными возможностями развивать моторику и повышать качество жизни за счет использования экзоскелетов. Консорциум центра НТИ по нейротехнологиям и технологиям виртуальной и дополненной реальности разрабатывает, например, шлем, который позволяет оператору смотреть на мир глазами робота и управлять его перемещением.

Как уже упоминалось выше, традиционная система образования не успевает за требованиями рынка труда, поэтому задачей многих образовательных платформ становится  предподготовка (школа) и подготовка (колледж и университет), переподготовка (институты развития образования и др.) специалистов по профессиям, в которых еще нет формальных правил и стандартов. И нет времени, чтобы эти стандарты разрабатывать. Однако, в России сегодня не менее 100 тысяч вакансий в области информационных технологий (например, специалист по искусственному интеллекту) и нет ни одного вуза, выдающего подобные дипломы, подтверждающие практические компетенции  и IT –креативность. [7].

Цифровая среда требует и нового подхода к саморазвитию. Человеку цифровой эпохи психологически очень важно, учитывая его задачи, график, ресурсные возможности и ограничения, предлагать свободный график развития. Можно учиться новому в системе онлайн, можно использовать ресурсы города, в котором находится образовательная платформа, возможности государственных университетов, научные цифровые библиотеки и другие источники. Ведь уже существуют технологии по работе с большими данными BigData, которые позволяют учесть все, что знаем о человеке, и то, что он сам готов рассказать о себе. Многим в программах развития это поможет освоить и оптимизировать собственную траекторию развития. Директор университета НТИ 20.35 Василий Третьков привел пример того, как их университет изучает траектории школьников города по развитию IT-компетенций. Если на платформе университета 20.35 достаточно много цифрового следа разных школьников, то можно легко проанализировать, чему она учились наонлайн  платформах  и какими навыками на самом деле владеют сегодня. А совокупность этих данных подскажет в каком направлении нужно развиваться собственно и школьнику и онлайн платформе. Фактически анализ больших данных создает образовательные стандарты  в реальном времени.

Наставничество в цифровую эпохуимеет огромное значение, потому что здесь передаются практические навыки. Отличительной психологической особенностью является то, что наставником может стать каждый для остальных. И каждый может сделать вклад в обучение остальных. Наставник – как источник компетенций для тех, кто эти компетенции осваивает и развивает. Наставник и тот, кто имеет проектные идеи и планы для их реализации. Набор команды под наставническим взглядом и цифровой след формата «наставник плюс». Главное психологическое условие –мотивация быть наставником. И конечно, наличие подходящего проекта. Отметим,  и роль наставника в создании интерфейсов, которые позволяют определить, что наиболее эффективно для каждого обучающегося. Обогащение контентов обучения также ответственность наставников, которые гибче, чем что и кто либо могут регулировать вектор направленности на предметно-новое в цифровом обучении: интернет-предпринимательство, системное мышление, интеллектуальная собственность для инженеров, биоинформатика, введение в блокчейн, работа с технологиями виртуальной и добавленной реальности, нейротехнологиям, машинное обучение, компьютерная психолингвистика, графический дизайн и т.д. Добавим к этому, что в области новых технологий бывает  и так, что и продукта, как такового еще не существует, и рынка для него нет. Где провал, а где успех – пока не ясно. В этой связи, команда во главе с наставником разделяет ответственность. Многие технопарки сегодня предлагают,  так называемые, целевые  интенсивы наставников. Правда, для подобных программ, необходимым условием является уникальность  технических возможностей и оборудование под специальный формат обучения. Идея интенсивов – прокачка навыков под «оком наставника». Участники интенсивов, не зависимо от возраста овладевают знаниями по сквозным технологиям. Психологических рисков такое обучение не имеет, а наоборот, имеет психологическое преимущество «разнокалиберности» цифрового следа, способности наставников и обучающихся дополнять друг друга. Однако, на сегодняшний день, наблюдается дефицит наставников, владеющих какой либо технологией в совершенстве и владеющих стратегическим системным мышлением, понимающих, как все  эти технологические проекты могут быть связаны в будущем между собой. Подобным экспериментом стал интенсив  на острове «Русский» в июле 2018 года, включивший в программу создание цифрового следа. Каждый участник получил браслет с биологической обратной связью. 11 дней измерялись частота сердечных сокращений и на базе этих наблюдений определялось, как у участников менялась концентрация внимания и восприятие, насколько участник вовлечен в процесс или уже не может воспринимать новую информацию. Мониторилось движение глаз и уровень когнитивной нагрузки.  В итоге собрались данные, позволяющие разработать технологию количественно оценивать ресурсные состояния человека в момент обучения. Президент Superjob Алексей Захаров отмечает тот факт, что команды наставников и экспертов мирового уровня цифрового пространства рано или поздно будут доступны в коммуникациях с любым человеком, умеющим осуществлять поиск в интернете. Сетевая коммуникация в интернете никогда не заменит живого общения, но сможет «выстроить» траектории объединения команд для реализации технологических проектов. Собственно, в  той или иной степени это уже происходит в сети. Однако, отметим и тот факт, что пока эта коммуникация  не системна, даже хаотична. Поиск и работа в таких командах сократит время подготовки проектов, это однозначно, но создаст трудности доверия и ответственности. И это психологический риск следует предполагать. Заметим и то, что в условиях развития цифровой среды нужно быть способным не только к обучению, но и к расширению функционала.  И такой тренд  появился совсем недавно.

Так насколько же от нас далеко цифровое  будущее, о котором все говорят? Конечно, это растянутый процесс. Он может долго набирать критическую массу, но когда она набрана, дальнейшие изменения  происходят очень быстро. При этом вопрос не только в готовности технологий, но и в регулировании и психологической перенастройке.Пресытившийся однообразными продуктами массового цифрового производства мир все же ищет новых ощущений. Люди больше не хотят быть такими, как все, каждый стремится выделиться своей индивидуальностью, перестает быть пассивным потребителем цифрового пространства и становится активным участником во всем – самореализуется и в работе, и в отдыхе, и в учебе, и в творчестве. Впечатления и есть главный товар, и главный капитал. Так складывается экономика впечатлений в цифровом мире роботизации.

Возвращаясь к идее информального образования, которое рассматривается в контексте жизненного пути человека, где университетами становятся не только школьные и учебные аудитории и библиотеки, а множественность цифровых и иных источников, имеющих непосредственное отношение к познанию себя, поиску смыслов и рефлексии, выскажем весьма спорную мысль. С точки зрения психологии, в некоторой степени информальное образование способно сбалансировать, уравновесить, отрегулировать общую необходимость к познанию технологий инновационной цифровой экономики  и собственный индивидуальный ресурс сохранения себя, основных жизненных ценностей, связанных с развитием познания человека, построения «сохранных рекреаций здоровой психики» для полноценной биосоциальной жизни «вне пространства роботозамещения», в диалоге с самим собой и в диалоге с живой природой.

Источники:

  1. Грунин М. Давосские пророчества //Подмосковье: журнал о людях и возможностях. М., 2016. N5-6. C.8-11
  2. Сибгатуллина И. Европейский вектор интеграционного образования на глобальном рынке цифровой экономики// Цифровая инфраструктура–драйвер экономики Казахстана,- Костанай, — 29 июня 2018
  3. Дмитриенко И. Конкурент с железной хваткой // Профиль 24(40) www.profile.ru
  4. Гордина О., Гордин А. Информальное и неформальное образование взрослых: вопросы теории и практики: Монография. Иркутск, с.8
  5. Рябов О. Интеллектуальный потенциал и парадигмы цифрового мышления // Цифровая инфраструктура – драйвер экономики Казахстана,- Костанай,- 29 июня  2018
  6. NMC Horizon Report trends.skolkovo.ru
  7. Третьяков В. Университет НТИ 20.35

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *