«В процедуре аттестации стало меньше формализма»

По новым правилам аттестовались первые педагоги, самое время спросить у них: какого это? Чтобы добиться от участников мини-опроса искренности, мы гарантировали им полную конфиденциальность (Фамилии изменены).

В.Николаева, учитель географии:
– На мой взгляд, в процедуре аттестации стало меньше формализма. Скажем, раньше мой портфолио был вроде как и не причем – его пролис­тали и отложили в сторону. В этот раз члены аттестационной комиссии дос­конально изучили каждую грамоту, каждый диплом. Еще мне кажется, что успех аттестации не в последнюю очередь зависит от отношения к ней администрации школы. Меня никто не понуждал, не заставлял по десять раз на дню переделывать одну и ту же бумажку, наверное, поэтому все прошло относительно легко. Единственное, на заседании аттестационной комиссии было сказано, что расслабляться рано, и что в скором будущем нас ждет процедура сертификации. Что это такое, нам не объяснили, и это вносит в работу учителей момент неопределенности.

А.Спиридонова, учитель русского языка и литературы:
– Я начала работать в школе на пятом курсе университета. С самого начала директор сказала мне, что надо идти на категорию, так что аттестация не была для меня чем-то трудным. Дала урок в присутствии методиста районного управления образования. Она же проверила тетради детей, конспекты уроков, рабочие программы и портфолио. У меня сложилось впечатление, что именно методист решает: достойна ты категории или нет. Тетради проверялись от одного класса, так что можно было выбрать детей с хорошим уровнем мотивации – не секрет, что в массовых школах, в том числе сельских, класс классу рознь. Про сертификацию впервые слышу. Директор сказала, что достижения нужно копить с первого дня работы в новом статусе, а не ближе к следующему аттес­тационному периоду.

С.Константинов, учитель физики:
– Аттестовался я первый раз, на первую категорию. Тестирование, на мой взгляд, абсолютно необъективно. Начать с того, что задания, выложенные на сайте Министерства образования и науки, имели ошибки в формулировках. Такое ощущение, что их скопировал из Интернета человек далекий от физики. Буквально на один день были выложены ответы на задания, многие из которых на поверку оказались неправильными. Я и еще несколько знакомых учителей договорились о том, что мы будем отвечать правильно.
Не знаю как по другим предметам, а по физике задания были очень сложные. Половина заданий – олимпиадного уровня, часть вообще не имела решения из-за некорректного условия. На решение всех задач лично я потратил пять ночей. А тестирование длилось всего 45 минут! Из них 32 минуты, специально засекал по часам, у меня ушло на то, чтобы просто «нашлепать» ответы. Какой смысл в тестировании, если оно сводится к запоминанию ответов и невозможности решить задания по факту?! Зачем вообще было всех собирать в одном месте и в одно время, если все равно надо было выходить в Интернет со своих ноутбуков и тестироваться в своем личном кабинете на edu.tatar.ru?! То же самое можно было сделать дома или в школе.
Лично я своими силами, аттестуясь на первую категорию, с опытом работы два года набрал 92 балла. К слову, для получения высшей категории достаточно набрать 80 баллов. Но в свете сказанного выше я рад, что смог получить хотя бы первую категорию.

Ф.Саяпова, учитель английского языка:
– Для меня эта аттестация была тяжелой в моральном отношении. У меня есть первая категория, но я решила идти на высшую. Досрочно. Призовые места учащихся на Всероссийских и международных конкурсах, хорошие результаты по ЕГЭ и ГИА, личные достижения – все это у меня было. Но на этапе собеседования случилось то, что случилось. Я приехала на собеседование в одиннадцать дня, а к членам аттестационной комиссии попала только в два часа ночи… Мой портфолио они даже не посмотрели, просто сказали, что мне рано идти на повышение. На возражение, что у меня ученик – призер всероссийской олимпиады, один из членов комиссии сказал: «Это не ваш результат». Сдается мне, все дело в банальном желании государства в кризис сэкономить на учительских зарплатах. Но тогда для чего все эти разговоры о развитии олимпиадного движения, повышении мотивации, качества образования?! Требования, нагрузки растут, а материальные стимулы обрубаются. Качественнее образование при таком отношении может стать только на бумаге.

А.Габидуллина, учитель татарского языка и литературы:
– На собеседование в районном Управлении образования пришло около 300 педагогов. Кто-то впервые шел на категорию, кто-то аттес­товался на высшую, я подтверждала первую категорию. Несмотря на внушительную очередь, она продвигалась быстро, испытуемые выходили из кабинета с интервалом в одну-две минуты. Я очень волновалась, потому что по итогам республиканского тестирования у меня были двойки, средний балл – три с половиной. Член комиссии спросил: «Почему допустили двойки?». Я сказала, что неудовлетворительные оценки получили ребята, переведшиеся к нам из другой школы. На самом деле, это было неправдой, но комиссию, похоже, это не особо волновало. Некоторые мои коллеги вообще завышали на собеседовании средний балл по ГИА, и это сошло им с рук.

Подробно. 

Добавить комментарий