Владимир Путин ответил на вопросы лауреатов «Учителя года России — 2015»

Сегодня в образовательном центре «Сириус» в Сочи 15 лауреатов Всероссийского конкурса «Учитель года России — 2015» встретились с Президентом Владимиром Путиным, где педагоги смогли задать главе государства интересующие их вопросы.
​Владимир Путин, предваряя диалог, рассказал том, чего удалось добиться в сфере образования в последние годы. Президент говорил о повышении зарплат и улучшении условий в образовательных учреждениях. Педагоги спрашивали Владимира Путина о разном — в зависимости от преподаваемого предмета и даже семейного положения.

Сергей Кочережко, абсолютный победитель конкурса «Учитель года России — 2015», учитель истории и обществознания гимназии № 1, Самара: «В этом году в моей семье произошло замечательное событие, у меня в феврале родилась дочка. Скоро ей будет восемь месяцев. И я, как работающий педагог, очень заинтересован проблемой детских садов. Я знаю, что эта проблема во многом уже сейчас решена, но у меня в связи с этим есть вопрос: как она будет решаться в дальнейшем?
И, вопрос, который, может быть, покажется немножко узкоспециальным, но я знаю, что и сейчас, наверное, в некоторых регионах есть такая практика, и раньше была такая практика в некоторых регионах, когда дети практикующих учителей имели некоторые преференции при поступлении в детский сад. Не планируется ли возвращение к этой практике, возможно ли это или нет?»
Владимир Путин: «Вообще практика преференций всегда не очень хорошая. Лучше создавать благоприятные условия, повышать заработную плату в зависимости от вклада и значимости того или иного вида деятельности для страны в целом.
Это вообще норма, которая должна регулироваться на уровне регионов Российской Федерации. Даже сами детские сады – это ответственность прежде всего регионов и муниципалитетов. Мы создали специальную отдельную программу, понимая, имея в виду ее масштаб, что регионам самим не справиться, именно поэтому включили сюда и федеральные ресурсы и регионам помогали соответствующим образом. Но если в каком‑то регионе такие решения будут приняты, – что ж? – будем приветствовать.
Программа должна быть закончена в ближайшее время. Мы дополнительные средства выделяем. Она пока не завершена, хотя в основном во многих регионах решена, в некоторых регионах решена полностью уже. Будем доводить до конца обязательно. Надеюсь, что и Ваша семья сможет этим воспользоваться».
Ольга Корчагина, лауреат конкурса, учитель истории, обществознания, психологии, Пермский край: «Владимир Владимирович, центр, в котором мы пребываем, удивительный. Нас здесь находится пять историков – финалистов конкурса. Очень хотелось бы, чтобы было еще четвертое направление – гуманитарное, чтобы историки здесь могли быть и филологи, победители в русском языке, в литературе, иностранных языках. Как быть с нами, гуманитариями?»
Владимир Путин: «Понимаете, я сейчас скажу, как рождалась эта идея. Не буду скрывать, что я один из авторов этой идеи. Она заключалась в том, чтобы собирать талантливых ребятишек, прошедших уже однажды первичную селекцию. Где это можно сделать? В специализированных школах, которые еще со времен Советского Союза у нас активно функционируют и созданы были на всей территории бывшего Советского Союза. Это физико-математические школы – значит, математиков, химические – химиков.
У нас в последние годы были созданы школы с углубленным изучением биологии – значит, биологов, имея в виду высказывания академика Тамма, который сказал, что XX век был веком физики, а XXI будет веком биологии. Но и имея в виду специализированные школы при консерваториях, так называемые музыкальные школы-десятилетки, там уже первичный отбор проведен и довольно тщательно проведен, балетные училища, где тоже талантливых детей отбирают, спорт, имея в виду, что Сочи – это прежде всего Олимпиада зимних видов спорта, и здесь созданы очень хорошие условия для зимних видов спорта. Мы отобрали два из них: хоккей и фигурное катание. Вот, собственно говоря, мы по этой логике шли. Но я что‑то не припомню, какие у нас есть специализированные гуманитарные средние учебные заведения.
Отбор достаточно сложный. Даже члены попечительского совета, которые с каждой областью искусств работают, музыканты, даже среди школьников музыкальных десятилеток еще проводили свой отбор. То есть селекция достаточно серьезная.
Мы исходили из того, что в ходе 21-дневного посещения «Сириуса», этого центра, работа преподавателей здесь будет заключаться в том, что эта селекция будет продолжаться и здесь. Потом, еще должен быть произведен отбор. И этих ребятишек мы планировали, во всяком случае, мне бы очень этого хотелось, чтобы мы потом сопровождали дальше и по учебе в школе, и по учебе в высших учебных заведениях, вплоть до трудоустройства. Это можно сделать в гуманитарных сферах, просто я не пойму как проводить этот отбор, как селекцию эту проводить… Давайте вместе подумаем. Если мы придумаем систему отбора – давайте сделаем».
Юлия Симакова, лауреат конкурса, учитель английского языка, Рязанская область: «…Вы выступали здесь перед участниками программы «Сириуса» 1 сентября и совершенно справедливо заметили, что только нация с твердыми нравственными ориентирами может использовать достижения науки во благо. Так вот я думаю, что в советское время всем нам были очевидны нравственные ориентиры: труд во благо коллектива своей страны, нации в целом, это может быть объединение перед лицом врага во время войны. Что, по Вашему мнению, может стать таким нравственным ориентиром общенационального характера для современного подростка?»
Владимир Путин: «Вы знаете, мы ничего другого не придумаем. Я много размышлял на эту тему. Но, кроме патриотизма в самом хорошем, здоровом смысле этого слова и понимания, ничего другого придумать нельзя. Любовь к Родине нужно развивать. И конечно, главная миссия гуманитария, на мой взгляд, как раз в этом и заключается. Конечно, было бы неплохо осуществить Вашу идею. Надо подумать. Но в любом случае мы будем рады Вас видеть здесь в качестве преподавателей».
Андрей Пархоменко, лауреат конкурса, учитель музыки, Ямало-Ненецкий автономный округ: «Меня как музыканта и как учителя очень волнует вопрос о «вымывании» отечественной культуры некими заимствованиями и западными, и тем, что мы называем сегодня субкультурами… В связи с этим – вопрос-пожелание. Грядет 100-летний юбилей великого, гениального нашего композитора Георгия Васильевича Свиридова. Предусмотрена какая‑то монументальная пропаганда, говоря старым оборотом, то есть будет ли открыт памятник в Москве?
Владимир Путин: «Вы правы, безусловно. У нас творчеству Свиридова, его наследию уделяется внимание, но меньше, чем он того достоин. Он выдающийся композитор. Это, безусловно, наша гордость. Мы на государственном уровне, не на уровне специалистов и любителей музыки, а на государственном уровне, к сожалению, этому должного внимания не уделяем. Я уже просил коллег на этот счет подумать, Министерство культуры, мы обязательно к этому еще раз вернемся и найдем правильное решение».
Алла Волкова, победитель конкурса, учитель информатики и физики гимназии № 12 города Липецка: «Мне безумно импонирует та ситуация, которая сейчас сложилась в системе образования, когда речь идет уже не только о создании условий, но и об оценке качества того образования, которое в том числе и в школах осуществляется.
Здесь огромная благодарность не только экзаменационным материалам, то есть основной государственный экзамен, единому государственному экзамену, но и национальному исследованию качества образования. Волнует действительно вопрос о том, чтобы результаты данных исследований дошли непосредственно до учителя, для того чтобы учитель смог корректировать свою работу и понимать, что творчество – это хорошо, это здорово, но та ответственность, которую мы несем перед детьми, это действительно важно, что эта ответственность со стороны государства тоже контролируется».
Владимир Путин: «Министерство должно, конечно. Если это не будет доходить до вас, то это не имеет смысла. Если это не будет иметь прикладного значения, а будет носить чисто теоретический смысл, то этого недостаточно.
Мы понимаем, что без этого невозможно. Невозможно требовать от преподавателя, работающего в обычной школе, быть постоянно на уровне сегодняшних требований, если эти требования неясно сформулированы и если ему не подсказано, как добиться соответствующего уровня. Вы правы абсолютно. Мы думали над этим с самого начала, с момента начала всех преобразований в образовательной сфере. Конечно, нужно, чтобы это доходило до учителей, иначе смысла в этом нет.
Дмитрий Ливанов, министр образования и науки РФ: «Мы как раз из этого исходим. В этом учебном году мы впервые начали национальное исследование качества образования по математике, русскому языку, информатике. Дальше оно, естественно, пойдет и по другим предметам после 4 класса, после 7 класса. Цель очень простая – помочь тем школам и учителям, которые нуждаются в помощи, которые требуют действительно усиления и большего внимания к своей деятельности.
Поэтому здесь, конечно, глобальная задача – это повышение образовательных результатов всех школьников, но как средство мы, естественно, видим помощь учителям и школам».
Ольга Рычкова, победитель конкурса, учитель математики средней общеобразовательной школы п. Кобра Нагорского района Кировской области: «…Сегодня очень часто можно слышать мнение, что небольшая сельская школа не может дать качественного образования нашим ученикам. Я как раз представляю небольшую, глубоко сельскую школу, и такое мнение о нас, сельских учителях, несколько обижает. Ежегодно наши выпускники поступают в высшие учебные заведения, в том числе в Петербурге, в Казани, в Москве. Наши выпускники также набирают на ЕГЭ 100 баллов. Хочется узнать Ваше мнение по этому поводу. Насколько небольшие сельские школы могут надеяться в будущем на поддержку президента?»
Владимир Путин: «Здесь несколько составляющих. Первая заключается в том, что содержание небольших школ обходится, мы это с вами хорошо знаем, дороже, чем содержание крупных образовательных центров. Первое.
В целом, если собрать десять маленьких школ, то они будут стоить дороже государству, чем один крупный центр, в котором учится столько же учеников. Но при этом мы, конечно, должны исходить из здравого смысла и иметь в виду огромные территории необъятной России. И невозможно подчас создать один-два, три центра на территории в тысячу квадратных километров. Просто невозможно. И этого делать не нужно, не нужно превращать неплохие мысли, неплохие идеи в полную противоположность. Поэтому там, где без этого не обойтись, конечно, у нас должны быть небольшие общеобразовательные учебные заведения. И, разумеется, прежде всего, речь идет о сельских школах.
Но мы с вами понимаем, вы же специалисты, что оснастить современным высокотехнологичным оборудованием, проводить постоянную подготовку преподавательского состава, иметь какие‑то обмены в рамках крупного центра, конечно, легче. Это не значит, что мы должны согласиться с тем, – сейчас я подхожу к тому, что Вас порадует, – смириться с тем, что мы априори будем считать, что в сельских школах ниже уровень подготовки учеников и с этим надо смириться. Нет, это значит только одно. Другое. Это значит, что сельским школам нужно уделить больше внимания, для того чтобы уровень подготовки преподавательского состава учителей и уровень подготовки, в связи с этим, самих учеников, был на уровне крупных образовательных центров, хороших, больших, в том числе, городских школ.
Решить это задачу – посложнее, чем в Москве и Санкт-Петербурге. В Санкт-Петербурге куда ни посмотри – музей, понимаете? В течение получаса можно добраться до какого‑то музейного центра. В сельской школе это сложнее. Но это тоже можно сделать, имея в виду, например, что сейчас, скажем, Русский музей создал уже почти целиком «Русский музей в Интернете». Но это значит, что сельская школа должна иметь доступ, должна иметь возможности и средства, чтобы пользоваться этим. Об этом нужно подумать. И, кстати говоря, не так уж это и дорого.
Это я просто привел в качестве одного примера, а таких примеров наверняка больше. Так что сельская школа имеет право на существование и должна быть ничем не хуже, чем любое другое общеобразовательное учебное заведение.
И, безусловно, к этому надо стремиться, хотя это сложнее и для вас, преподавателей, и для муниципальных и региональных властей. Это нужно делать».
Алексей Рубин, лауреат конкурса, учитель начальных классов, Москва: «…Я учитель начальных классов, и ратую за то, чтобы мужчинам – учителям начальных классов быть, это во‑первых. А во‑вторых, воспитывая детей, а я детей вижу на всех своих уроках в течение четырех лет, я вкладываю в них азы патриотического воспитания. В связи с этим я бы хотел задать Вам такой вопрос: какую книжку Вы бы посоветовали детям?»
Владимир Путин: «Вы знаете, Вы лучше посоветуете, чем я. И я сейчас скажу почему. У нас книжек с патриотическим содержанием очень много. Причем не просто книжек, а произведений таких, которыми можно гордиться.
Как бы мы о чем не говорили, как бы мы не спорили о творчестве Лермонтова, который писал: «Прощай, немытая Россия,/ Страна рабов, страна господ,/ И вы, мундиры голубые,/ И ты, им преданный народ», – но мы не должны забывать, он написал это в 1841 году, когда ехал на Кавказ воевать за интересы России. Это вещи, которые Вы наверняка знаете. И если Вы с таким знанием дела будете общаться с мальчишками и девчонками, и будете до них это доводить, и припоминать, что кроме этого у Лермонтова есть еще «Бородино» и так далее, и так далее, – это приобретает совершенно другое звучание. И глубина творчества по‑другому раскрывается.
У нас много патриотических вещей, но только от таланта учителя, преподавателя зависит, как он сможет довести это. Не просто превратить это в знания, а превратить это в убеждения маленького человека, будущего полноценного гражданина страны».
Мария Ахапкина, победитель конкурса, учитель английского языка гимназии «Пущино» городского округа Пущино, Московская область: «…Вы сказали, что биология – это наука, по словам академика, XXI века. Мне кажется, не стоит ослаблять внимание к химии. Почему я об этом говорю? Потому что я из биологического наукограда, и у нас химики, биологи, в общем‑то, присутствуют в городе. Сложилась такая ситуация, что сейчас, если вообще проанализировать состояние именно учителей химии, есть некие проблемы.
Во‑первых, если посмотреть на статистику конкурса, то у нас очень мало учителей-химиков вообще доходят до финального этапа конкурса. Это уже может говорить о том, что есть некие проблемы, наверное, с квалификацией. Также многие родители сетуют на то, что химическое образование в школе недостаточного качества. Причем я слышу это не только в своем родном городе, но и от людей, которые из разных уголков нашей страны.
У меня такое предложение и от нашего научного городского сообщества, нельзя ли уделить учителям химии особое внимание. Потому что жалуются люди, которые работают на химических комбинатах. У нас практически не хватает кадров, а химия для нашей страны очень важная отрасль. Начиная с учителей химии, мы растим дальше будущих химиков, тех, кто будет и на оборону страны работать и так далее, оборонную отрасль. Химия, физика, а как же?»
Владимир Путин: «Давайте подумаем, вот министр слышит. Я согласен, конечно. Когда Тамм говорил о будущности биологии и ее значении, думаю, что он не исключал важность и других дисциплин, тем более что мы с вами знаем, что все современные открытия делаются на стыке. Но, безусловно, химия заслуживает того, чтобы ей уделили особое внимание. Конечно, это важнейшее направление развития науки, образования. Попросим министерство, это их, конечно, работа напрямую, чтобы они посмотрели на нее».
Дмитрий Ливанов: «Владимир Владимирович, у нас сейчас действительно практически нет вакансий учителей в школах, они все заполнены. Но в некоторых регионах, особенно в сельских школах действительно еще есть пока проблемы с обеспеченностью учителями, в частности химии, физики, математики, в основном естественных наук. Мы сейчас уделяем специальное внимание повышению привлекательности именно этих учительских профессий. Здесь, конечно, надо целый ряд мер предпринять для того, чтобы таких учителей стало больше, и самые талантливые выпускники школ были в большей степени мотивированы на то, чтобы идти действительно на химический, физический, математический факультеты педвузов. Это действительно очень важная задача.
Здесь, конечно, важно, чтобы выпускники химических факультетов были заинтересованы работать в школе. Это, мне кажется, самое важное, потому что в последние несколько лет, даже, может быть, 10–15 лет мы видели, что система педагогического образования работает, а в школах есть вакансии, то есть выпускники не идут, за исключением, работать в систему образования. Сейчас эта ситуация исправилась фактически, вакансий практически нет. Но есть еще отдельные области, где действительно нужно усилить работу, в том числе естественные науки: химия, биология, физика, математика».
Лариса Палий, лауреат конкурса, учитель физкультуры, Тамбовская область: «Владимир Владимирович, я учитель физической культуры, и приоритетом для меня является физическое воспитание и воспитание культуры здорового образа жизни.
Хотелось бы поблагодарить образовательный центр «Сириус», где можно еще к образовательному написать «здоровьесбережение». Мы знаем, какой контингент детей сюда попадает – это дети успешные, дети, добившиеся результатов, прошедшие через стрессоопасную ситуацию как спортсмены, которые выходят на высокий уровень подготовленности. В каждой школе по Вашему идейному проекту ГТО ведется работа. …могу подтвердить на своем примере, на примере образовательного учреждения, в котором я работаю. Это город Котовск, Тамбовская область. Мы создаем условия для развития интереса успешной сдачи нормативов ГТО. Что может школа предоставить? Именно создание условий. Мы работаем в этом направлении.
Успешность, мотивация, хотелось, чтобы на выходе ученики старших классов были мотивированы. Все‑таки там нормативы – ступени по возрастной категории на уровне первого взрослого или кандидата в мастера спорта, если так реально расценивать.
Ребенок должен заниматься этим, как говорится, отдавая этому большую часть времени. Но отрадно заметить, что мировоззрение меняется и, проводя конкурсный урок в городе Казани в 5 классе, когда у меня был с учениками небольшой диалог по ГТО, они мне начали градацию ступени с бронзового норматива. Это приятно осознавать, значит, для них пойти и принять участие в сдачи комплекса ГТО – это не заоблачные высоты, когда золотой уровень напряжения, а просто мотивация, первая ступенька. Вот и хотелось бы, чтобы выпускники школ были мотивированы, и награжденные золотым значком ГТО имели четкое, универсальное ранжирование баллов при приеме, допустим, и всё универсально для всех вузов, а не только специализированных, где спорт приветствуется. Как‑то вот этот вопрос можно решить на уровне государства?  …Хотелось бы на выходе с баллами определиться, которые будут добавляться к ЕГЭ за все эти достижения».
Дмитрий Ливанов: «Мы сейчас даем возможность вузам самим принять решение, в какой степени учитывать эти баллы при зачислении».
Владимир Путин: «Да, я знаю эту дискуссию, конечно, это понятно. Давайте я не буду давать сейчас ответ. Я вижу сложную дискуссию по поводу этих баллов, по ЕГЭ. Но хотя не могу с вами не согласиться в том, что нужно стремиться к повышению двигательной активности ребятишек с тем, чтобы они были здоровы, дееспособны. Вопрос только в том, что не все все‑таки могут по ряду объективных причин. И как бы не получилось так, что у одних больше баллов, а у других меньше в силу объективных причин, по здоровью они не в состоянии получить эти баллы. С этим надо разобраться».
Продолжение следует

Использованы стенограмма и фотографии официального портала kremlin.ru

Добавить комментарий