Александр Грин и его «Алые паруса»

Тенистая тихая улочка. Крыши низки, и кажется, что здесь повсюду – небо. В зелени цветущего сада ярко белеет чудо – последняя сбывшаяся мечта писателя Александра Грина, его единственный собственный дом, его последняя земная пристань. Именно здесь израненный жизнью романтик ощутил долгожданное спокойствие и умиротворение: «Давно я не чувствовал такого светлого мира. Здесь дико, но в этой дикости – покой». 90 лет назад остановилось его сердце.

Отрывок из повести «Алые паруса».

Когда Ассоль исполнилось восемь лет, отец выучил ее читать и писать. Он стал изредка брать ее с собой в город, а затем посылать даже одну, если была надобность перехватить денег в магазине или снести товар. Это случалось не часто, хотя Лисс лежал всего в четырех верстах от Каперны, но дорога к нему шла лесом, а в лесу многое может напугать детей, помимо физической опасности, которую, правда, трудно встретить на таком близком расстоянии от города, но все-таки не мешает иметь в виду. Поэтому только в хорошие дни, утром, когда окружающая дорогу чаща полна солнечным ливнем, цветами и тишиной, так что впечатлительности Ассоль не грозили фантомы воображения, Лонгрен отпускал ее в город.

Однажды в середине такого путешествия к городу девочка присела у дороги съесть кусок пирога, положенного в корзинку на завтрак. Закусывая, она перебирала игрушки; из них две-три оказались новинкой для нее: Лонгрен сделал их ночью. Одна такая новинка была миниатюрной гоночной яхтой; белое суденышко это несло алые паруса, сделанные из обрезков шелка, употреблявшегося Лонгреном для оклейки пароходных кают – игрушек богатого покупателя. Здесь, видимо, сделав яхту, он не нашел подходящего материала на паруса, употребив что было – лоскутки алого шелка. Ассоль пришла в восхищение. Пламенный веселый цвет так ярко горел в ее руке, как будто она держала огонь. Дорогу пересекал ручей с переброшенным через него жердяным мостиком; ручей справа и слева уходил в лес. «Если я спущу ее на воду поплавать немного, – размышляла Ассоль, – она ведь не промокнет, я ее потом вытру». Отойдя в лес за мостик, по течению ручья, девочка осторожно спустила на воду у самого берега пленившее ее судно; паруса тотчас сверкнули алым отражением в прозрачной воде; свет, пронизывая материю, лег дрожащим розовым излучением на белых камнях дна.

Последние годы жизни А.С. Грина были связаны с маленьким городком Старый Крым, расположенным в живописной горной долине неподалеку от Феодосии. В этом городке, удаленном от курортной суеты, славящемся целебным климатом, Грин бывал неоднократно. А в 1929 году провел здесь часть лета, приучая к свободе своего любимого питомца – ястреба по кличке Гуль-Гуль. Птенца он купил по случаю у феодосийского мальчишки и всей душой надеялся вырастить и отпустить его на волю. Грин снял вместе с женой, Ниной Николаевной, комнату в небольшом, окруженном цветущим садом домике вблизи леса – даче садовода А.Ф. Шемплинского, по адресу: ул. Свободы, д. 1. События этого лета легли в основу сюжета рассказа-были «История одного ястреба» (1929). В ноябре 1930 года Александр Степанович вместе с семьей переезжает из Феодосии в Старый Крым. Этому переезду способствуют не только настоятельные рекомендации врачей, но и суровая бедность, вызванная отказами издательств в публикации произведений Грина. Писателю сообщают, что он «не сообразен эпохе». Это значительно ограничивает путь писателя к читателям. В 1930 году вышел в свет последний завершенный роман Грина «Дорога никуда». В Старом Крыму Грины поселились на квартире у Ольги Ивановны Зенькович по адресу: ул. Большая. д. 98,[1] а в середине мая 1931 года переселились в маленькую комнатку в частном домике по улице Октябрьской, 51, принадлежавшем Евдокии Афанасьевне Власенко. Супруги Грин много ходили пешком, часто поднимались на склоны горы Агармыш, чтобы с высоты увидеть любимые феодосийские берега. В этих лесах остался живым мир воображения писателя. Из живого пейзажа во время прогулки Александр Грин доставал свои сюжеты, характеры персонажей и их судьбы. «Наши лесные дороги –это сады», – словно об этом однажды сказал в своем рассказе писатель. 22 апреля 1931 года Грин совершил одиночную прогулку к морю, в Коктебель, к М.А. Волошину, которая стала его последним дальним путешествием. Позже в письме своему другу писателю И.А. Новикову он поделился впечатлениями от прогулки:

«Тропа шла вдоль глубокого каньона с отвесными стенами, духи гор показывались то в виде камня странной формы, то деревом, то рисунком тропы…» «Больше я не путешественник», – признался писатель. В 1930–1931 годах в журнале «Звезда» выходят в свет автобиографические очерки, завершенные в Старом Крыму. А.С. Грин вернулся к работе над любимым детищем – романом «Недотрога». Последний год жизни писателя неотступно сопровождают нужда и болезни. В начале мая 1932 года Александр Степанович сообщил Нине Николаевне: ««Недотрога» окончательно выкристаллизовалась во мне».

Жена, желая продлить творческие дни мужа-писателя, тайно обменивает у двух монахинь последнюю ценную вещь – золотые наручные часики – на маленький домик.[2] Покупку Нина Николаевна записывает на имя мужа. В начале июня 1932 года Грина перевезли в собственный дом. Сюда почтальон принес авторские экземпляры последнего прижизненного издания – «Автобиографической повести». Роман «Недотрога» остался незавершенным. Жизнь писателя оборвалась после тяжелой болезни 8 июля 1932 года. Согласно предсмертному распоряжению, Александр Степанович похоронен на холме над городом.

Памятник, установленный на могиле А.С. Грина на старокрымском кладбище, выполнен талантливым скульптором, художником и поэтом Татьяной Гагариной. Над белой мраморной плитой возвышается на фрагменте античной греческой колонны пронзающее предельной искренностью замысла, мощью идейного посыла, при этом легкое и невесомое скульптурное изображение Фрези Грант, бегущей по волнам. Здесь, в Старом Крыму, прошли детские годы художницы, гриновская тема стала лейтмотивом ее творчества. Талант Т.А. Гагариной подарил Старому Крыму еще один памятник писателю – перед фасадом мемориального дома в 1980 году, к столетию со дня рождения романтика, был установлен скульптурный портрет писателя.

Облик этого крохотного домика напоминает строки, написанные его хозяином: «Занавеси белы и прозрачны, а цветов внутри дома столько же, сколько вокруг…»

Тенистый цветущий сад Домика Грина – приют творческого вдохновения. В июне 1932 года здесь, в тени грецкого ореха, Александр Грин улавливал в воображении образы своего последнего романа. Пейзажный мир «Недотроги» был согрет лучами и красками этого сада: «Пурпурные цветы и кусты роз раскидывались на фоне синих теней или яркого света…» В 1933 году здесь черпал вдохновение гостивший в Старом Крыму О.Э. Мандельштам. В 1934 году – К.Г. Паустовский, с тех пор навсегда полюбивший аромат сухих ореховых листьев. И теперь к этому приюту волшебства стремятся писатели и поэты. В саду, на специально оборудованной площадке, часто звучат строки наших современников, голоса бардов – проводятся концерты, литературные фестивали и встречи. Самым ярким событием лета каждый год в конце августа становится творческий фестиваль «Гринландия», приуроченный ко дню рождения писателя.

В ноябре этого года исполнится 100 лет с момента завершения работы мастера над его первой литературной высотой – повестью-феерией «Алые паруса». «Алые паруса» появились, словно цветы из-под снега, в те дни, когда людям особенно нужна была надежда. Ломалась эпоха. Революции. Войны. В Петрограде, в 1920 году, Александр Грин, только переболевший сыпным тифом, чувствовал себя на пороге гибели. Тогда он обратился за помощью к Максиму Горькому. Судьбы их были похожи: та же перемена мест, профессий в поисках заработка, бесприютность, революционная работа, тюрьма, ссылка… И Горький дал ему работу, обеспечил комнатой в Доме Искусств, где стоял стол – за ним можно было спокойно писать. Для Грина это было счастьем. Он смог завершить свою долгую и прекрасную задумку.

Позже, в черновиках к роману «Бегущая по волнам», автор так описал первое появление замысла повести: «У меня есть «Алые паруса» — повесть о капитане и девочке. Я разузнал, как это происходило, совершенно случайно: я остановился у витрины с игрушками и увидел лодочку с острым парусом из белого шелка. Эта игрушка мне что-то
сказала, но я не знал – что, тогда я прикинул, не скажет ли больше парус красного, а лучше того – алого цвета, потому что в алом есть яркое ликование. Ликование означает знание, почему радуешься. И вот, развертывая из этого, беря волны и корабль с алыми парусами, я увидел цель его бытия…»

Первоначально действие феерии разворачивалось в контурах современного ему Петрограда. И только потом на карте гриновского воображения появилась хмурая и мрачная деревушка Каперна, в которой росла и мечтала маленькая Ассоль, в которой сбылась ее детская мечта об алых парусах.

Работа над замыслом продолжалась с 1916-го по 1922 год. Свое произведение о непоколебимой вере и всепобеждающей, возвышенной мечте, о том, что каждый может сделать для близкого человека чудо, А.С. Грин посвятил своей жене –
Нине Николаевне Грин. Именно в это время возникла их яркая любовь, вынесшая все испытания и принесшая немало счастья, взаимопонимания и домашнего уюта. Именно она, верная Ассоль, сохранит потом творческое наследие и единственный дом писателя.

Во многом музей состоялся благодаря стараниям и невероятной силе духа вдовы писателя, Нины Николаевны. Несмотря на все тяготы, выпавшие на ее долю, ее мечта –
создать музей в доме, где они с Александром Степановичем провели последние нелегкие, но самые счастливые мгновения своей жизни – осуществилась.

Нине Николаевне, чтобы восстановить мемориальную экспозицию, пришлось пройти через множество испытаний. Многое испытал и сам Домик Грина: он успел побывать курятником и дровяным сараем, долгое время был близок к разрушению. Огромное содействие в деле сохранения мемориальных предметов вдове писателя оказала соседка семьи Грин, Пелагея Ульяновна Белолипецкая. В розыске потерянных предметов Нине Николаевне помог приезжавший в Старый Крым в 1947 году младший брат Александра Грина Борис Степанович Гриневский. Обстановку удалось сохранить в своем первоначальном об-
лике. Список мемориальных вещей Дома-музея А.С. Грина в Старом Крыму, составленный рукой Н.Н. Грин, называет предметы, странствовавшие с писателем долгие годы. Это –семейные обереги, хранители счастливых мгновений, вдохновители и подсказчики сюжетов. Они по-прежнему украшают обстановку мемориальной комнаты: стол ломберный с темно-зеленым сукном, за которым было запечатлено более сорока сюжетов, в том числе – и «Бегущая по волнам». На столе – чугунная, каслинского литья, фигурка собаки, названная владельцем «пес Трезор». Писатель был уверен, что Трезор умеет подсказать верное слово. До последних дней, работая над рукописями, хозяин с ним переглядывался. На прикроватной тумбочке – чарка с изображением бегущего оленя. Вот он – праобраз того «чудного оленя вечной охоты» из романа Александра Грина «Бегущая по волнам», символа Несбывшегося, ведущего нас по дорогам нашей жизни…

Несколько лет Нина Николаевна боролась за судьбу единственного дома писателя. Она обращалась в различные инстанции, в писательские организации и к каждому, кто мог оказать содействие в деле спасения мемориального дома. Местные чиновники оказывали противодействие. В 1959 году, под давлением общественности, наметился перевес в этой борьбе. Здание было восстановлено, но в его стенах был размещен архив. Нина Николаевна продолжила борьбу, и в 1960 году Домик Грина был передан в ее руки. Мемориальная экспозиция вернулась в свои стены, летом 1960 года музей принял первых посетителей сначала как «народный», а 8 июля 1971 года здесь открылся Государственный мемориальный дом-музей. Экспозиция создана при участии заслуженного деятеля искусств РСФСР Саввы Григорьевича Бродского.

С 2001 года мемориальный Дом-музей А.С. Грина входит в состав Музея-заповедника «Киммерия М.А. Волошина».[3]

В наши дни музей переживает счастливое обновление. Руководство Музея-заповедника при поддержке Министерства культуры Республики Крым продолжает развивать традицию творческого гостеприимства этого притягательного мемориального музея. Здесь можно увидеть художественные и документальные выставки, побывать на творческих мастер-классах, квестах и концертных программах. Все богаче становится сад Домика, удивляющий цветением круглый год. Здесь медленнее течет время, отпадают суетные мысли, выпрямляется воля и просыпаются силы и решимость к действию. Место, в котором так легко найти надежду и задумать мечту, ждет Вас, и, надеюсь, мы скоро увидимся… С октября школьникам и студентам музей можно будет посетить по «Пушкинской карте».

 

Ольга Байбуртская,

заведующая Домом-музеем

 А.С. Грина в Старом Крыму

 

[1] Позже – ул. Ленина, д. 98.

 

[2] Нынешний его адрес – улица Карла Либкнехта, д. 52.

 

[3] https://киммерия-волошина.рф,  https://vk.com/domik.grina

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.