Откровение. Пройдя рай и ад земной жизни

Несколько лет тому назад, когда я забирала внука из школы и отводила обратно на музыку, на одном из зданий все время мелькала странная для моего понятия вывеска: «Парамартха» Один раз мы с ним даже зашли в кафе, которое располагалось в нем. Знакомая, когда в разговоре я упомянула это кафе, сказала мне: «Ты лучше посети не кафе, а клуб йоги, это станет хорошим подспорьем для твоего пошатнувшегося здоровья». По ее словам, артисты и светские львицы занимаются там по специальной программе, которая делает их стройнее. У меня самой такой цели не было, возможно, поэтому я не смогла дойти до этих курсов, на которые меня так активно звали. Но вот когда центр закрылся, а на его месте расположился магазин, душе стало чего-то не хватать. Но, как говорят, свято место пусто не бывает. Если тебе суждено встретиться с желаемым еще раз – от этого никуда не убежишь.

Опять же этот неугомонный внук! Он заставляет меня «рыскать» по улицам центра города. То у него музыка, то гимнастика. Однажды, отводя его в очередное занятие, опять встретила ту знакомую возле красного Range Roverа. Автомобиль никак не мог вместиться в узкое пространство между двумя иномарками.

– Припарковать машину в Казани – задача совсем непростая. Пока это сделаешь, все лечение сходит на нет, – сказала помолодевшая знакомая.

– Какое лечение? Здесь вокруг вроде нет никаких клиник и больниц, – удивилась я.

В ответ она указала на вход в подвальное помещение и повела за собой: «Помнишь, я рассказывала о женщине, которая занимается йогой? Сейчас я вас познакомлю, она открыла новый центр, который занимается индуистской медициной, – «Аюрведа».

Пока она второпях рассказывала об индийском чуде, мы уже успели войти в стеклянные двери, где нас встретила молодая женщина в простом вязаном свитере и с французской прической «каре».

– Вот она, наша бизнесвумен Гульнара Хамзина! Ты ведь уже давно хотела с ней познакомиться!

Небольшой холл с ковром (возможно, индийским) на стене. Несколько пожилых женщин из одноразовой посуды маленькими глотками едят нечто похожее на кашу или суп. Красивое лицо женщины молодого возраста в легком халате, выскочившей что-то уточнить, показалось мне знакомым. Уже потом я вспомнила – она и есть та высокостатусная дама, о которой мы с коллегами говорили, что над ней время неподвластно. Успели с ней обмениваться всего несколькими фразами, и стало понятно, что она и Гульнара знакомы с молодых лет. Ну вот незадача, хозяйка «Аюрведы» куда-то спешила, оказалось, что она должна была забрать сына из школы. Но она, передав эту важную миссию одному из сотрудников, задержалась, чтобы утолить мой интерес. Наверное, тут сыграло свою роль и то, что мы были землячками.

– Я ведь сама родом из Бугульмы, – начала она свой рассказ после короткого знакомства. – Мои корни уходят в Самарский край, со стороны отца род Сагировых несколько поколений занимал должность имама. В их семье хранился и передавался из поколения в поколение Коран, изданный в 17 веке. Мой дедушка, Касыйм Закирович, оставил его мне. Сам он работал директором в Самарской школе. В разговорах очень любил рассуждать на разные философские темы, всегда пытался найти, в чем смысл жизни. Он был человеком смелым и справедливым. Даже про советскую власть свое мнение говорил открыто, не страшась. Не могу сказать, что он был религиозным человеком, никогда не видела, чтобы он читал намаз. Но в Аллаха он верил. Мое свободолюбие идет от него.

Про таких, как я, говорят: что захотел, то и сделал, к чему стремился, того добился. Как и все такие неоднозначные личности, я тоже падала и поднималась, поднималась и падала. Даже когда с колен сочилась кровь, я, облизывая ее, стремглав бежала вперед.

Вот так началось мое знакомство с Гульнарой Хамзиной. Чем больше я ее узнавала, тем больше ее образ оставался загадочным. С тех пор, как говорят, много воды утекло. Но ее тоненькая фигура, бледное лицо стоят перед моими очами, а ее сочный русский говор, вперемешку с татарскими словами, звенит в ушах.

В 19 лет она вышла замуж за молодого парня с физическим недостатком.

Через два года признала, что быть с человеком рядом, делить с ним семейную постель только из-за милосердия, жертвуя своей жизнью, – кощунство. Развод был тяжелым. Но ее уже не удержали ни жалость, ни уговоры родителей. Она, оставив их более-менее устроенный быт, уехала на родину дедов и прадедов – в Самарский край.

– Конечно, если бы у нас родился ребенок, я бы не ушла. Но чтобы продолжать такую жизнь, в душе должна гореть хоть какая-та искра. Потом, естественно, для себя было признать черное – как черным, а белое – белым, – продолжает она. – Я благодарна свекрови. За те нелегкие два года она научила меня многому: не только бытовым премудростям. Она научила меня усердно трудиться.

Какая судьба ждала молодую женщину в конце прошлого столетия, покинувшую учебу в университете из-за страстной любви и замужества, оставшуюся без образования, профессии? Дело бывалое – работа на базаре. Во время этой грязной, коварной работы она начинает лучше понимать человеческую психологию.

«Как люди выбирают товар? Разбираются ли в качестве, в ценах? Насколько они внимательны, доступны ли для обмана?» Вот критерии, по которому действуют отношения между торговцем и продавцом. Гульнара, поняв, что родилась она не для работы на рынке, вскоре возвращается в Бугульму – к родителям. Возражение хозяина точки, лишение зарплаты и его запугивания не смогли удержать отчаянную женщину.

– В любом случае, именно работа на рынке мне показала, как функционирует механизм бизнеса, – говорит она, подытожив этот невеселый период своей жизни. – Там зародилась моя предпринимательская жилка.

А когда есть опыт, можно попробовать организовать свое дело.

– Я продала трехкомнатную квартиру, подаренную мне отцом, и начала свой бизнес. Покупала различный текстиль прямиком из Турции и продавала его на рынке. В тот период большая часть города носила одежду, купленную у меня, – рассказывает с улыбкой собеседница. Говорят, что человек отпускает свое прошлое, когда начинает вспоминать его со смехом и улыбкой.

Во время служебных поездок в Европу, с остановками на ночь в Стамбуле, я сама воочию видела женщин, взваливших на свои плечи тюфяки с текстилем, и поражалась их стойкости и выносливости. Кто-то привыкает и продолжает так работать до нынешних дней. А кто-то, накопив небольшое состояние, переходит на следующую ступень, и уже вспоминает о тех бездарных днях с улыбкой. Понятное дело, Гульнара в рядах последних. Она не только закругляет свое базарное дело, но заканчивает его, организовав обширное знакомство в округе.

– Деньги за пазухой долго не хранила и, приглядев здание в центре города, арендовала там помещение и открыла парикмахерскую. Позвала к себе на работу высококлассного специалиста из Казани. В планах у меня было закончить ремонт и превратить здание в салон красоты, а потом купить его в собственность. Только вот расположение здания в самом центре города сыграло злую шутку. Тогдашний мэр не согласился с тем, что старинное здание могло перейти в руки «чужака». «Его у меня отобрали», – сказала она уже без сожаления. А после спросила: «Вы считаете – в какой уже раз я «падаю»?»

Все деньги, накопленные за время «турецких вояжей», от продажи трехкомнатной родительской квартиры ушли на ремонт. Ни работы, ни профессии, ни знаний.

Как после такого не впасть в депрессию?!

– После всего случившегося я закрылась в своей маленькой квартире, не пила-не ела, никуда не ходила. И вот в один из таких дней мне в дверь постучал старый знакомый: «Или ты откроешь эту дверь, или я ее выбью сам». Открыла, мы поговорили. Вдруг в комнате настала тишина – после его слов: «В тебе скрыты тысячи талантов, и лучшие из них – это умение знакомиться и находить общий язык с людьми». К чему он вел этот разговор? Вскоре он рассказал, что покупает рабочие костюмы для нефтяников в Китае, и ему нужен человек, который поможет их «устроить», то есть продать. Мой друг знал, что я найду любые способы, чтобы договориться с нужными людьми. Так мы работали несколько лет, а потом у нефтяников появилась своя фабрика для производства рабочей одежды. Спрос на наш товар, как говорится, иссяк!

После этого Гульнара решила покорять Казань. Сюда она уже приезжает на своем автомобиле. Вспоминает о своих школьных годах, свою страсть к танцам, об успехах на разных конкурсах. Она же была прекрасным танцором! Как эту способность не использовать в свое благо? А в столице желающих научиться танцевать отнюдь немало. Вскоре Гульнара находит подходящее здание и, завершив ремонт, открывает там танцевальную школу для взрослых. Она преподает разные популярные танцы: вальс, танго, самбу, ламбаду, румбу, мамбу – танцы Испании и Аргентины. В ходе занятий люди не только учатся, но и знакомятся между собой. За время этих курсов «зародились» несколько семей. Одна из таких жен, проходя мимо нашего разговорного стола, шепнула мне в ушко: «И мы с моим мужем познакомились там! С тех пор, на протяжении 33-х лет все еще вместе «танцуем». Она с улыбкой удалилась в массажный кабинет. В 2002 году и сама Гульнара встретила на занятиях своего будущего супруга. Но об этом позже.

Останавливаться на достигнутом – такой путь не для Гульнары Хамзиной! Загоревшись духовными, психическими, физическими возможностями разработок занятий по йоге, она посещает США, Перу, Мексику, Непал, Индию. В тангеросах Испании и Аргентины она усовершенствовала свои способности по танцам народов мира. После нескольких месяцев проживания в Индии она возвращается домой не только с новыми навыками в йоге, но и с новым настроем. Вскоре и появляется «Парамартха» со своими занятиями, основанными на философии индуизма.

Наверное, это самый приятный период в жизни Гульнары. Любимое дело не только радует душу, но и приносит доход, а рядом всегда поддерживающий, любимый человек. В 2015 году в Казани они вместе проводят первый международный фестиваль аргентинского танца, на который съезжаются участники со всех уголков России.

Как пел один певец: «Трудности пережить можно, но попробуй пережить счастье!» Вся в работе, Гульнара и не заметила, как ее муж, купающийся в красивой жизни, постепенно начал отдаляться от нее. Вскоре они со своей любовницей прочитали никах.

– К сожалению, мой любимый в религии выбрал не ханифский масхаб, который придерживается умеренных взглядов к исламским канунам, а ортодоксальное проарабское направление. Впоследствии никах прочитал с несколькими девушками. Сейчас их водит ко мне на занятия, – говорит Гульнара, делая вид, что это уже ее не касается и не задевает. – Но мне ли не понять, насколько трагично все это для любящей женщины.

Она временами ищет духовную поддержку в Коране, в Библии и в Торе. А до этого, живя среди монахов индийских монастырей, знакомится с индуизмом. Если бы не прошла эти духовные школы, возможно, в этот раз не смогла бы подняться с колен. Она же вновь встала на ноги и даже построила базу отдыха в горах Кавказа. А до этого пережила сложнейшую операцию по удалению груди. Так называемая саркома прошлась не только по телу, разрушая структуры гордости любой женщины, но дошла до системы лимф. Ничего, выжила. Она вышла из этой борьбы, поняв, что нужно, как изложено в Ветхом завете, ЛЮБИТЬ И ПРОСТИТЬ.

– Именно этот скрипт-программирование в «Ветхом завете» перевернуло мое понятие отношений между людьми, в особенности между мужчиной и женщиной, – выдавливает из себя Гульнара. – Неспроста я получила свою болезнь. Была горделивой. Людей делила на «нужных» и «ненужных». Из-за этого потеряла «Парамартху». Зато с помощью высшей силы, в существование которой я верю душой и телом, я поставила на ноги «Аюрведу». Сейчас для меня все люди равны. Здесь мы проводим процедуры – массаж, травяные чаи, йога, другие индийские терапии, не только для телесного очищения, но и для духовного выздоровления. Если человек после прохождения нашего курса продолжит жить по полученным здесь знаниям, то достигнет желаемого, накопив пользу для организма и мироздания.

Гульнара рассказывает и рассказывает. Но в это время, постараясь быть незамеченной, оглядывается на часы. Я улыбаюсь.

– Извините, нужно забрать сына из секции айкидо, – говорит она, ловя мой взгляд, и добавляет: – Пройдя рай и ад земной жизни, я поняла – есть высшая сила. Есть. Как она называется – Бог или Аллах, неважно. Нужно только искренно верить. Я умоляла: «Боже, дай мне ребенка!» Он дал мне полуторагодовалого Даниэля. Вот сейчас мое солнышко встретит меня с щемящими сердце словами: «Моя любимая мама!»

Ильсияр ХАЙРУЛЛИНА

Перевод Камиля ТАИШЕВА

Фото:ru.freepik.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.