Стипендиальная программа «Анри Пуанкаре»

Спустя почти двадцать лет после окончания факультета иностранных языков Казанского педагогического института (ныне он входит в состав КПФУ) я случайно встретилась в Казанском энергетическом университете со своим преподавателем французского языка Миляушой Нурулловной. Сегодня она известный лингвист, доктор филологических наук, профессор. Я не могла упустить такой шанс, чтобы не пообщаться с ней о языковой ситуации в мире.

– Миляуша Нурулловна, с 2001 года вы возглавляете кафедру «Иностранные языки» в Казанском государственном энергетическом университете. Сегодня в обществе все говорят о необходимости изучения и общения на родных языках. После получения специальности преподавателя французского и немецкого языков какие языки стали приоритетными в Вашей жизни?

– Вы затронули очень важную тему о необходимости изучения и общения на родном языке. С горечью могу сказать, что часто встречающееся словосочетание «паспортный татарин» в значительной степени относится к моему поколению: среди моих знакомых и друзей было много тех, кто или плохо владел татарским языком, или вообще его не знал. Но это не вина нашего поколения, а большая беда. Я училась в обычной средней школе. У нас, например, был один урок татарского языка в неделю, да и то не каждый год. Причем только для детей-татар. Понимаете, какой это мизер. Очень унизительная ситуация. В моей семье родители говорили на татарском, а мы, дети, отвечали по-русски. С нами жила бабушка, которая вообще не говорила по-русски, и это было во благо нам с сестрой. Volens-nolens приходилось говорить по-татарски, однако это был простой разговорный язык. В институте татарский язык не преподавался. А вот после окончания института я поехала работать учителем французского и немецкого языков в татарскую деревню Зай-Каратай Лениногорского района. Преподавание велось на татарском языке, было только два класса с преподаванием на русском.

Простой и в то же время сложный вопрос: почему так важно изучать и говорить на родном языке? Отвечу традиционно: с помощью своего языка мы не только формируем и передаем свои мысли, общаемся, но и выражаем духовный, культурный, образовательный уровень. Это элементарное проявление уважительного отношения к духовным ценностям, накопленным народом веками. Мы, жители билингвальных республик и регионов, говорящие на родном языке и, по умолчанию, на русском, являющимся lingua franca (язык межнационального общения) на постсоветском пространстве, находимся в привилегированном положении в том, что касается иностранных языков. Знание иностранного языка – это лишний ключ к познанию мира, такой мощный когнитивный инструмент. Приведу мое любимое изречение великого французского философа, просветителя и энциклопедиста XVIII века Франсуа-Мари Аруэ Вольтера: «Знать много языков – значит иметь много ключей к одному замку».

Что касается Вашего вопроса о том, какие языки стали приоритетными в моей жизни после окончания института, то отвечу, что не могу выделить какой-то один язык. Но к русскому и иностранным языкам добавился мой родной татарский. В аспирантуру я поехала учиться в Московский государственный педагогический институт им. В.И. Ленина на кафедру грамматики французского языка. Когда встал вопрос о выборе темы диссертации, мой научный руководитель, выдающийся лингвист, один из основоположников советской школы сравнительно-типологического и сопоставительного языкознания – Владимир Григорьевич Гак спросил меня, владею ли я татарским языком. И, получив положительный ответ, сразу предложил сопоставительную тему исследования французского языка и татарского. Теперь понимаю, какой правильный выбор был сделан. С тех пор и в научном плане татарский язык со мной всегда. Но, кроме сопоставительных исследований, занимаюсь внутриязыковыми исследованиями только в татарском языке.

– Что составляет специфику Вашего подхода к сопоставительным исследованиям? Какие вопросы еще входят в сферу научных интересов?

– Основная предметная область – это категория времени и видовременные отношения и категория пространства. Специфика наших работ заключается в том, что понять эту языковую категорию возможно только при синергетическом подходе, рассматривая ее как категорию с философской, логической, естественно-научной составляющими. То есть рассматривать, каким образом язык отражает эти составляющие. Интересно, что, с точки зрения структуры временных и видовременных отношений, татарский и французский языки обнаруживают значительные сходства. Это два разноструктурных языка, в грамматических системах которых отсутствует категория вида в ее классическом понимании как бинарной оппозиции – совершенный/несовершенный вид. Интересно, что если в языке есть грамматическая категория вида, то в нем мало временных глагольных форм. К примеру, в русском языке, обладающем грамматическим видом, всего пять глагольных временных форм – настоящее, прошедшее совершенного вида, прошедшее несовершенного вида, будущее совершенного и будущее несовершенного. А во французском и татарском языках нет грамматической категории вида, но ее отсутствие вовсе не означает, что эти безвидовые языки не в состоянии передать видовые значения: их функцию берут на себя временные формы глагола, представляющие гораздо более разветвленную систему. Потому в обоих языках, помимо презенса, то есть настоящего времени, есть формы претерита (passé simple и билгеле үткән заман), перфекта (passé composé и нәтижәле үткән заман), имперфекта (imparfait/дәвамлы и кабатлаулы үткән заман), плюсквамперфекта (plus-que-parfait и дәвамлы үткән заман). Это в общих чертах. Разумеется, оба языка имеют и свои специфические черты, проявляющиеся как в значениях, так и функционировании в речи.

Кроме чисто языковых проблем, мне интересны проблемы французского языка в мире, в частности во франкоязычной канадской провинции Квебек, языковое законодательство во Франции и Квебеке, проблема сохранения языков, языковой глобализации и субглобализации в современном миро- устройстве. Хочу отметить, что в нашем техническом университете языковым вопросам вообще уделяется большое внимание. У нас есть кафедра социологии, политологии и права, которой руководит крупный ученый-политолог, многие годы занимающийся проблемами языковой политики, – профессор Наиль Мухарямов. В последние годы ведутся фундаментальные исследования коммуникативного пространства татарского языка, дискурсивных подходов к исследованию языковой политики, к языковой политике в регионах Российской Федерации с тюркскими титульными языками (на примере татарского языка), планирования престижности татарского языка с предложением аналитической модели. Все изыскания проводятся в рамках «Стратегии государственной национальной политики РФ до 2025 года»,

утвержденной указом Президента РФ Владимиром Путиным в декабре 2012 года. Среди основных вопросов документа названы сохранение и развитие культур и языков народов РФ и обеспечение прав коренных малочисленных народов и национальных меньшинств. Мне лично хотелось бы написать сравнительную работу о современной языковой политике во Франции, что там предпринимается для сохранения малочисленных народов и миноритарных языков, таких как окситанский, бретонский, языки ойль. Это в планах.

– Какие научные исследования в области языкознания сейчас пользуются особым вниманием ученых? Можно ли защитить докторскую работу с сопоставительным исследованием, к примеру, французского и татарского языков?

– Начну с того, что облик языкознания за последние 30 лет очень изменился. Оно не ограничивается простым описательным подходом. Сейчас предлагается большое количество разнообразных подходов к решению проблемы и исследованию языковых фактов. В первую очередь, выделю три основные парадигмы научного знания – функциональное, антропоцентрическое и когнитивное направления, каждое из которых реализуется как в фундаментальной, чисто теоретической плоскости, так и в прикладной. Современная лингвистика характеризуется полипарадигмальностью и интегративностью. Полипарадигмальность означает, что лингвистические теории и проблемы сосуществуют не в отдельно взятой парадигме, а существуют внутри этих трех магистральных парадигм, а интегративность предполагает исследование языковых фактов в синхронии и диахронии, семасиологического (от форм к значениям) и ономасиологического (от значений к выражаемым формам), глубинно-когнитивного (логического и глубинного) подходов. При этом для всех направлений и школ сейчас традиционно выделяют 4 основных принципа, сформулированных Е.С. Кубряковой в 1995 году. Это принципы экспансионизма, т.е. расширения, создания новых смежных наук (социолингвистика, лингвополитология, лингвокультурология, психолингвистика и т.д.), антропоцентризма (исследуется «человек в языке» и «язык в человеке»), функционализма (изучение функций исследуемого объекта), экспланаторности (принцип объяснительности).

Докторскую диссертацию с сопоставительным исследованием в определенной предметной области французского и татарского языков защитить, безусловно, можно. Такие диссертации обогащают оба языка. На нашей кафедре работает моя ученица Гюльнара Лутфуллина – доктор филологических наук с ученым званием профессора. Она уже воспитала пятерых кандидатов наук. Необыкновенно одаренная, с глубоким языковым чутьем, Гульнара Лутфуллина занимается проблемами квантификации, параметрии, полиситуативности и эвиденциальности во французском, татарском, русском и английском языках. Обе ее диссертации, кандидатская и докторская, были написаны на материале французского и татарского языков. Так что на данный момент в научном плане для нас – это два приоритетных языка.

– В педагогическом сообществе все обсуждают введение обязательного обучения второму иностранному языку. За последние годы интерес к французскому языку не столь очевиден, как ранее, если судить по количеству школ, в которых изучают этот язык. Какова роль французского языка в мире, много ли его носителей в европейском образовательном процессе сегодня?

– Мировое значение языка определяется не только числом лиц, нативно говорящих на этом языке, но в большей степени – числом лиц других национальностей,

использующих его как средство публичного общения в различных сферах: в международных связях, экономике, науке, культуре, образовании и т.д. Французский язык в средневековье выполнял функции языка международного общения. То есть являлся lingua franca. Однако в 1905 г. при подписании Портсмутского мирного договора впервые, наряду с французским, был использован английский язык. Версальский договор 1919 г., положивший конец Первой мировой войне, также был составлен на двух языках. С тех пор французский язык перестает быть единственным языком международной дипломатии и с расширением международного влияния английского языка теряет свое былое влияние.

В настоящее время международное значение французского языка определяется не только ролью самой Франции, но также тем, что он является официальным языком целого ряда стран, особенно после распада французской колониальной империи и возникновения почти 20 государств, принявших французский язык в качестве государственного или пользующихся им в качестве языка международного общения. Французский язык является официальным языком 170 международных организаций (английский – 206, немецкий – 73, испанский – 64). Сейчас в мире на французском языке говорят около 130 миллионов человек. В образовательном пространстве он является, как правило, вторым изучаемым языком в качестве иностранного при глобальном доминировании английского, т.е. на сегодняшний момент французский язык остается «brilliant second» (блестящим вторым). В европейских государствах-членах ЕС, за исключением англофонных, первым изучаемым иностранным языком является английский (более 90%), а французский язык – второй.

– А каково отношение в самой Франции к подобному положению дел с французским языком? Насколько мне известно, французы очень щепетильно относятся к общему бренду «французский»: язык, культура, кулинария, виноделие, мода.

– Да, соглашусь с Вами. Для французов все французское – лучшее в мире: язык, хлеб, вино, сыры, духи, мода, архитектура, страна в целом. Как говорил Анри де Борье: «У каждого человека две родины – его собственная и Франция». И, естественно, всякую неудачу или отступление они переживают очень болезненно.

Во Франции язык всегда пользовался особым вниманием со стороны государства и общественного мнения. В 80-90-х гг. прошлого столетия в средствах массовой информации развернулась ожесточенная полемика по поводу утраты французским языком своих некогда мощных социокультурных позиций как внутри страны, так и на международной арене и причин упадка роли и влияния французского языка. Отмечались как экстралингвистические, так и лингвистические причины. К экстралингвистическим относятся политические, экономические, социальные, а также причины методико-образовательного плана; к собственно лингвистическим относят проблемы орфографического и орфоэпического планов.

Почему в мире не очень-то хотят изучать французский язык? Одной из причин называют сложность орфографии, которая со временем стала тиранической и часто непоследовательной и несвязной. Уже в начале ХХ в. один из крупнейших французских лингвистов Ф. Брюно назвал орфографию «растением-паразитом». Несмотря на многочисленные критические высказывания о сложности грамматики и орфографии, все же превалирует мнение о том, что, когда любишь язык, любишь во всех его трудностях.

Известны многие случаи реакции французского политического истеблишмента на отказ французских предпринимателей и акул бизнеса говорить по-французски в пользу английского. Например, в 2006 г. бывший глава Национального совета французских предпринимателей на встрече в ЕС сказал, что будет говорить по-английски, потому что это язык бизнеса, президент Франции Жак Ширак демонстративно встал и вышел, уведя с собой министра экономики и финансов и министра иностранных дел. В прошлом году появились сообщения о том, что президент Франции Эммануэль Макрон намерен расширить использование французского языка в интернете (в его французском секторе), ослабить власть английского в Брюсселе, обучив французскому европейских государственных служащих, а также потеснить английский в странах Африки. На эти цели президент намерен потратить миллионы евро. Макрон провозгласил французский язык «языком свободы» и намечает планы по укреплению фондов, цель которых расширить изучение французского и увеличить вдвое численность учеников во французских школах за рубежом. По его словам, он хочет, чтобы Евросоюз, помимо английского, больше использовал и французский язык.

Владеющих французским языком за пределами Франции больше, чем внутри страны. С учетом прироста населения к 2050 г. в мире предположительно будет насчитываться около 700 млн франкоговорящих людей, из них 80% – в Африке. Эммануэль Макрон сам любит говорить по-английски на саммитах, он абсолютно принимает английский как язык бизнеса, но он подчеркивает важность повышения значимости французского языка в бизнесе и продвижения французского языка в коммерческом общении. А к чему приведет англо-американское «пропитывание» французского языка и социума? Логика его очень проста – это логика рынка, сметающего на своем пути наиболее слабого.

– Вы автор учебного пособия «Грамматика немецкого языка». Если корректно провести сопоставительный анализ между положением французского и немецкого языков, какой из них в приоритете в вузах и учебных учреждениях (гимназиях, лицеях) Республики Татарстан?

– Соотношение между французским и немецким языками в нашем университете примерно 1:3 в пользу немецкого. В школах, как правило, эти языки изучаются в качестве второго иностранного языка. В нашем университете имеются и продолжающие, и начинающие группы французского и немецкого языков. Хочу отметить, что в нашем университете языковой подготовке всегда уделялось большое внимание. Наш ректор Эдвард Абдуллазянов сам неплохо говорит по-английски и принимает его как lingua franca в мире, но при этом поддерживает изучение французского и немецкого языков.

– Сегодня возможности обучения не только в крупнейших российских, но и зарубежных вузах возросли. Можно ли бесплатно получить образование (бакалавриат, магистратура) в Германии и во Франции?

– Насколько я знаю, выпускники наших школ не имеют права сразу после получения аттестата учиться в европейских вузах, поскольку поступление в них осуществляется после окончания полных 13 лет европейских гимназий и сдачи выпускных экзаменов. По программам бакалавриата наши ребята могут бесплатно обучаться лишь в нескольких странах, например в Германии и Чехии. В Англии обучение для иностранных граждан, как правило, осуществляется с возмещением затрат. Поэтому желающие учиться в Европе либо поступают в колледжи после 11 класса в стране

планируемого обучения и доучиваются там, либо поступают в наши вузы и после двух лет обучения в России пытаются поступать в зарубежный вуз. При этом обязательно иметь документ о сдаче иностранного языка. Если это английский, то TOEFL, IELTS и кембриджские экзамены. Сложность выбора заключается в том, что ориентированы они на разные страны и имеют разный срок действия. TOEFL признается в США и Канаде, IELTS и CAMBRIDGE exams – в Великобритании, Австралии. В Европе признаются все три теста. Срок действия первых двух экзаменов ограничен двумя годами, кембриджские не имеют ограничений в сроке действия.

Магистерские программы более доступны. Есть вузы (КФУ и КНИТУ-КАИ, например), дающие возможность получения двойных дипломов. Программы составлены с учетом обучения в течение года в партнерском вузе. Обучение полностью в зарубежном вузе поддерживается различными федеральными и региональными программами типа нашей республиканской программы «Алгарыш». Если же речь идет о краткосрочном обучении за рубежом, то имеются программы академических обменов (в ФРГ – DAAD), которые финансируют проезд, стипендию, проживание и обучение в том числе российских студентов в немецких вузах.

И немного подробнее о стипендиальной программе французского правительства, которая предлагается Посольством Франции в России и осуществляется на конкурсной основе. Она способствует развитию студенческой и научной мобильности из России во Францию. Программа предназначена для российских студентов с отличными учебными результатами.

Есть совместная стипендиальная программа «Анри Пуанкаре» Министерства образования и науки Республики Татарстан и Посольства Франции в России. Она предлагает следующие варианты: – Обучение и получение диплома в высшей школе (бизнес-школы, инженерные школы и пр.). – Обучение и получение диплома по программам магистратуры 1-ого или 2-ого года. – Другие программы по различным дисциплинам, преподаваемым во Франции.

Критерии отбора: – Качество представленного плана обучения во Франции, качество принимающей программы обучения во Франции; – Академическая успеваемость кандидата в Республике Татарстан; – Актуальность мобильности для сотрудничества между Францией и Татарстаном; – Хорошее знание французского языка (или английского языка, если программа на английском); – Вне- учебная деятельность кандидата.

Финансовые условия: Министерство образования и науки Республики Татарстан обеспечивает в рамках программы «Алгарыш» стипендию в размере 800€ в месяц в течение всего периода обучения и авиаперелет туда и обратно.

Французское правительство предоставляет:

– статус стипендиата французского правительства;

– бесплатную визу и процедуру Кампюс Франс;

– бесплатное обучение;

– медицинскую страховку;

– приоритет при получении комнат в студенческих общежитиях;

– консультационную поддержку Посольства Франции.

Для участия в конкурсе на получение стипендии необходимо предоставить сертификат, подтверждающий уровень владения французским языком (DELF/DALF, TCF) или английским языком, если программа обучения на английском.

Для сдачи экзаменов по французскому языку можно обратиться в «Альянс Франсез Казань», который является в Республике Татарстан единственным центром, наделенным правом принимать экзамены DELF/ DALF и TCF.

DELF и DALF – официальные дипломы Министерства образования Франции, признаваемые по всему миру. Эти дипломы определяют и сертифицируют знания и уровень владения иностранцами французским языком. DELF и DALF состоят из шести независимых дипломов, соответствующих шести уровням Общеевропейских компетенций владения иностранным языком. Эти дипломы позволяют продолжить обучение, получить высшее образование во Франции, использовать французский язык в профессиональной сфере. Экзамен TCF (Test de connaissance du français) – это общий тест на знание французского языка, разработанный Международным Центром педагогических исследований (CIEP).

Сюмбель ТАИШЕВА

Добавить комментарий