Белые богатыри Российской Империи

Как связаны династия фабрикантов Акчуриных и великий Габдулла Тукай, какое отношение имеет Исмаил бей Гаспринский и великий политик Юсуф Акчура к известной династии, мы узнали в ходе поездки в Барышский район Ульяновской области.

После встречи с Губернатором Ульяновской области Сергеем Морозовым в марте этого года нас, редакторов, ждала экскурсия по историческому центру Ульяновска, в котором, к великому счастью, сохранились дореволюционные здания. Уездный город Симбирск, сменивший свое название в 1924 году в память о рождении в нем Владимира Ульянова на Ульяновск, наряду с Казанью, являлся одним из красивейших городов Поволжья. Как рассказал сопровождавший нас Рамис Сафин, недавно повторно большинством голосов избранный главой Татарской национально-культурной автономии, на внешний облик Симбирска большое влияние оказала торгово-промышленная буржуазия. На протяжении XIX и в нач. XX вв. город активно застраивался роскошными зданиями и особняками. Возведенные в то время на деньги дворян и купцов великолепные архитектурные памятники до настоящего времени определяют своеобразие архитектурного облика города.

После знакомства с основной достопримечатель ностью города — мемориальным комплексом «Родина В.И. Ленина», мы остановились около нескольких домов, которые нас привлекли своим старинным внешним видом, тем более, что в одном из них расположена дирекция этого учреждения. Не скрою, насколько мы были поражены, в каком прекрасном состоянии на углу улиц Ленина и Железной Дивизии сохранилась бывшая усадьба, в прошлом веке принадлежавшая фабрикантам Акчуриным. Сегодня мы все знаем знаменитого кардиохирурга Рената Сулеймановича и его брата генерал-полковника Расима Сулеймановича Акчуриных. Они являются продолжателями одного из родов, которые были известны в Симбирской губернии своей предпринимательской, благотворительной и просветительской жизнью. На деньги татарских купцов строились мечети, содержались медресе. В Симбирске Ибрагим Курамшевич Акчурин открыл первую светскую школу для татарских девушек.

Заметив наш интерес, Рамис Фарукович предложил нам приехать летом и обещал стать нашим экскурсоводом «родового гнезда» Акчуриных в деревнях Зия Башы и Калда, расположенных в Барышском районе в ста километрах от Ульяновска. И вот мы накануне Сабантуя в Старо-Кулаткинском районе!

img_8476

НАЧАЛО ИСТОКА СВИЯГИ

Мне в руки попало несколько работ школьников, которые излагали свою версию происхождения татарского названия Зия Башы. По словам жителей, когда пришлые татары-мишаре поселились в этом крае, а среди них были и религиозные деятели, то они обратили мордву Старого Тимошкина в ислам и подарили древнее татарское название Зия Башы в честь находящегося здесь истока Свияги. Тогда часть татар, получивших при переписи русские фамилии – Волковы, Огневы, Орловы, Беркутовы, остались жить в Зия Башы. Некоторые, может быть, более непокорные обустроились по соседству и назвали свою деревню Калда (название деревни происходит по одной из версий от татарского слово «калды» — «остаток», «остался»).

Удельные крестьяне занимались мыловарением и шерстомоечным делом. В Зия Башы было пять мечетей, в двух из которых читали намаз даже в советское время. Сегодня здесь проживают более трех тысяч татар и русских. Средняя общеобразовательная школа, в которой татарский изучают лишь факультативно, считается одной из крупных учебных заведений в районе. Более 350 школьников около входа приветствует памятная табличка, сообщающая о заслугах династии Акчуриных.

img_8602

ТАТАРСКАЯ КНЯЖЕСКАЯ ДИНАСТИЯ АКЧУРИНЫХ

Наше более близкое знакомство с династией Акчуриных, фамилия которых происходит от тюркско-булгарск ого словосочетания «Ак чура», что в переводе «Белый богатырь», началось именно с музея местной школы. Здесь бережно хранят личные вещи известной семьи, а стенды украшают вырезки из газет и архивные фотографии. На одном из стендов нарисовано генеалогическое дерево. Мы узнаем , что первые документальные данные об Акчуринах восходят к 1509 году, хотя по сведениям этот род зародился намного раньше. В дошедших до нас документах говорится о княжеско-мурзинском роде, происходящем от князя Акчуры Адашева. Он перешел на военную службу к русскому царю, за что Иван VI пожаловал ему земли в Мордовии. В то время среди служивых было много татар. Князья Акчурины несли службу (они должны были приходить на воинскую службу в своей экипировке) за счет получаемого с мордвы ясака, а с конца XVII в. они владели поместьями, в которых жили русские крепостные крестьяне.

В книге Абдуллы Юсупова «Господа Акчурины» написано о том, что «после присоединения правобережья Волги к Московскому государству пригнали в эти края людей. Одних – ради освоения новых земель, других – на возведение пограничных укреплений». Однако в феодальном обществе многие татарские князья и мурзы потеряли свои привилегии.

Рассматривая древо династии, мы узнаем, что род идет от основателя династии, удельного крестьянина д. Алексеевка Старо-Тимошкинск ого приказа Шафи (Сафа) Акчурина. Его сын Абдулла Акчурин продолжил дело своего отца и занимался скупкой шерсти у местных жителей и ее перепродажей. А в 1796 году у него родился сын, которого назвали Курамша. Вместе со своими братьями он также начался заниматься продажей мытой шерсти. Для расширения объемов своей торговли на берегу Свияги ими были построены шерстомойки. Для того, чтобы узаконить свою деятельность Курамша на прибыль от торговли уплатил в 1839 году Департаменту уделов за себя и семью более восьми тысяч рублей. Благодаря этому Курамша, Сулейман, Яхья и Ильяс Абдулловичи получили право на торговлю по всей России и за рубежом. В дальнейшем они стали Симбирскими купцами первой гильдии, почетными гражданами города. Крупными и влиятельными предпринимателям и стали их дети – Хасан, Юсуп и Якуп Сулеймановичи, Тимербулат, Асфандияр Курамшевичи. Из внуков Курамши известными являются Хасан, Якуб, Абдулла Тимербулатовичи.

Дальнейший путь привел нас к некогда мощной для своего времени фабрике, теперь уже опустошенной и покинутой. Лишь монотонный крик кукушки нарушал тишину. Прилегающая территория заросла бурьяном. Куда все делось? Где 387 станков, на которых работали свыше тысячи четырехсот рабочих?

Старое Тимошкино располагается на пересечении торговых путей, по котором в прошлых столетиях шли телеги с товарами из Зауралья и Заволжья. Пользуясь, говоря современным языком, наличием хорошей транспортной логистикой, купец первой гильдии Сулейман Акчурин основал суконную мануфактуру в 1849 году. Курамша и Сулейман Акчурины скупали шерсть у местного населения и постепенно превратились в монополистов, оставив позади своих конкурентов. Шерсть поставлялась всем четырнадцати мануфактурам Симбирской губернии.

Впоследствии он и другие члены семьи превратили Старотимошкино в крупный шерстомоечный центр региона. В число крупнейших мануфактур семье Акчуриных также принадлежала «дочерняя» Гурьевская фабрика, на которой работали более тысячи рабочих, а также Самайкинская, где жестко эксплуатировалис ь более 500 рабочих, участвовавших в соответствии с казенным заказом в изготовлении сукна для военных нужд.

В 1908 году Хасан-бай, как его прозвали в народе, пригласил на неделю к себе в гости Габдуллу Тукая. Однако, как оставили в своих воспоминаниях его современники, поэт был поражен тяжелыми условиями труда на фабрике, на которой трудилось много женщин и детей (их обычно прятали от инспекторов), о чем по возвращении в Казань он поделился с драматургом Галиаскаром Камалом горечью и чувством большого сожаления о поездке. Впоследствии он оставил несколько пародийных стихов, в которых описывал свой протест. Такой же протест во время забастовки за три года до приезда великого поэта в 1905 году первыми в губернии выразили и рабочие Старотимошкинско й суконной мануфактуры.

Для своего времени эта фабрика была по уровню технического оснащения и технологии, используемой в производстве одной из самых передовых в Российской империи. Именно здесь был использован паровой котел и механизированный труд не крепостных, а наемных рабочих, так как хозяева считали свободный труд более продуктивным. По сведениям историков, за свой труд рабочие получали более высокую зарплату, чем на других подобных фабриках. Лишь однажды случилась беда: в ночь с 28 на 29 января 1870 году на суконной фабрике произошел крупный пожар, который застиг 38 женщин, оставшихся суровой зимней ночью на ночлег прядильном корпусе. Как сказали нам старожилы, боясь мести и поджога своего собственного дома, Акчурины пожертвовали большие по тем временам деньги на помощь семьям, оставшимся без матерей, и на строительство двух церквей, в том числе в селе Загоскино Сенгилеевского уезда.

После революции все имущество Акчуриных – фабрики и дома – было национализирован0. В военные годы здесь выпускалось шинельное сукно. Впоследствии после развала советского строя все пришло в упадок. От былого величия осталось лишь разрушающееся кирпичное здание без окон. Не нашли мы и мраморного памятника Владимиру Ленину, который стоял около фабрики. Сегодня молодежь уезжает в город, поскольку в деревне работы практически не осталось.

ТАТАРСКИЕ МЕЦЕНАТЫ

Акчурины были известными меценатами и благотворителями. Хасан Акчурин создал богатейший исторический музей, которым восхищался Ризаэтдин Фахрутдинов. В музее, который тогда находился в Гурьевке были собраны коллекции с древних монет со всего мира, холодное и огнестрельное оружие, старинные рукописи и книги на западноевропейских, восточных, русском и татарских языках. Сегодня большая часть личных вещей Акчуриных находится в собрании Ульяновского областного художественного музея, а в школьном музее хранится небольшой диванчик, покрытый бархатом, кожаное кресло, огромные уличные светильники со Старотимошкинской суконной мануфактуры, посуда и личный Коран Акчуриных. Трудно представить себе, насколько требовательными и жесткими они были на своих предприятиях, и насколько щедрыми они были в благотворительной и общественной жизни.

В одном из исторических документов я нашла сведения, что Тимербулат Курамшевич Акчурин, который в ту пору был гласным Симбирской городской думы, в период засухи в Поволжье в 1880-1881 годах ежегодно выделял 7 тысяч рублей для содержания бесплатных столовых для голодающих. Каждый день в ней питались более трехсот бедняков. За этот щедрый поступок в 1882 году купец он был награжден серебряной медалью с надписью «За усердие» для ношения на Станиславской ленте. На деньги Курамши, Тимербулата, Ибрагима, Якуба Сулеймановича и Хасана Тимербулатовича издавались книги и выпускались газеты, поддерживалась татарская интеллигенция. Дочь Асфандияра Акчурина, Зухра, стала женой Исмаила Гаспринского и вместе с ним, будучи переводчиком и автором, издавала первую татарскую газету «Тарджеман». Из этого рода вышел и известный политик, окончивший Сорбонну, депутат Турецкого парламента Юсуф Акчура. Он, оказывается, был внуком Сулеймана Акчурина. Отец Юсуфа рано ушел из жизни. Братья отца потратили немалые деньги для обучения своего племянника в Европе, и Тимербулат Акчурин распорядился сделать Юсуфа пайщиком акционерного товарищества Акчуриных. Для этого за него были внесены 5000 рублей – стоимость одного пая.

img_8496

УСАДЬБЫ АКЧУРИНЫХ

Наша экскурсия продолжилась, и мы в течение трех часов осматривали бывшие деревянные усадьбы, принадлежавшие нескольким семьям Акчуриных, удивлялись их великолепию, несмотря на заброшенное состояние. В самом центре поселка находится огромный дом фабриканта Якуба Сулеймановича Акчурина, который в 1892 году учредил акционерное общество «Товарищество Старотимошкинско й суконной мануфактуры». Последним владельцем дома стал его сын Али. Двухэтажный дом с сохранившейся пропильной резьбой на окнах, балконе и карнизе здания напоминает о той любви, с которой владельцы дома его строили. В советские годы здесь размещалась поликлиника, которая пару лет назад закрылась. Сейчас единственной полноправной хозяйкой усадьбы является ласточка, которая свила гнездо под карнизом. «Семейную крепость» нам показал ее верный смотритель Шамиль Ахтямович Ханов, который заботится о доме, не позволяя заколотить окна, а зимой находит деньги на тепло. Мы с ним ходили из комнаты в комнату с надписями «Хирург», «Терапевт», рассматривая чудом сохранившийся чугунный камин, лепнину и печи на втором этаже. Этот этаж оказался особо значимым в доме. «В этой комнате моя мама родила меня, – и он провел нас в небольшую, залитую солнцем комнату. – Женщины нашей деревни были рады тому, что здесь находилось небольшое родильное отделение. Говорили, что аура в доме очень светлая и рождение ребенка проходило легко». Меня поразила преданность Шамиля абый. Дом, в котором ему мамой была дарована жизнь, сам получил продолжение жизни благодаря ему. Так хотелось бы, чтобы нашлись инвесторы, которые так же преданно заботились бы об этом архитектурном шедевре, не позволив ему погрузиться в забвение! В этом нуждается и второй дом Сулеймана Абдулловича, в котором живут тринадцать семей, получивших комнаты во время работы на фабрике. И дом купца Хасана Батыр-Гиреевича Сеит-Шакулова, являвшегося крупным поставщиком шерсти из Монголии и Манчжурии для суконных фабрик Акчуриных, с последней надеждой ждет своего нового хозяина.

ПРОЩАЛЬНЫЙ НАМАЗ

Приближался полдень. Наш маршрут пролегал через деревню Калда, где мы посетили сохранившуюся и действующую мечеть, строительство которой финансировали Акчурины. Здесь нас ждал хозяин деревни – гостеприимный Равиль Ханов. Он пригласил в дом своего брата, где рассказал об истории края и угощал нас, гостей, подобно тому, как угощали Акчурины Габдуллу Тукая, традиционным супом-шулпой из баранины и ароматным пловом.

Перед отъездом мы посетили кладбище, на котором покоятся практически все представители этой могущественной некогда династии. Сопровождавший нас Линар Губайдуллин из журнала «Безнең мирас» читал арабские надписи на старых каменных надгробиях и давал нам разъяснения. Надеюсь, что в дальнейшем сюда будет направлена экспедиция историков для более тщательного изучения. И вот мы собрались в путь, когда с двух минаретов прозвучал молодой голос муэдзинов и на несколько минут движение и мирская суета приостановились. Вскоре, сказав «Аминь!», мы расселись по машинам и поехали, рассуждая о том, что события последнего столетия подтвердили: благополучию и процветанию весь местный край был обязан великим сыновьям татарского народа – династии Акчуриных.

Если задуматься глубже, все имение Акчуриных, в том числе фабрика, мечеть и другие строения, могли бы стать открытым музеем под небом. Есть ли желающие увековечить память древней и ныне живой династии Акчуриных, несколько веков преданно служивших благополучию Родины?

Источник: http://idel-rus.ru/

Добавить комментарий