Тимирхан Алишев: «Хорошие рабочие места – это стимул»

Как выбрать профессию и не ошибиться? Какие профессии предпочитают татарстанские школьники в последние годы? Готова ли сегодняшняя молодежь кардинально менять свою работу? Какие новшества в профориентационной работе предлагает Министерство образования и науки РТ? Эти вопросы затронули мы в разговоре с начальником управления профессионального образования Министерства образования и науки РТ Алишевым Тимирханом Булатовичем.

–       Тимирхан Булатович, в каком русле сегодня в республике проводится профориентационная работа среди школьников? И какая роль отводится в этом деле Министерству образования и науки РТ?

–       Формирование верных профессиональных установок у молодежи – разноплановая работа, поэтому в настоящее время, в соответствии с поручением Президента Республики Татарстан Р.Н. Минниханова, формируется межведомственный план деятельности в данном направлении Министерства промышленности и торговли, Министерства труда, занятости и социальной защиты, а также Министерства образования и науки. В нем присутствует также ряд вопросов Министерства экономики, Министерства сельского хозяйства и продовольствия, которое курирует сельскую молодежь. При этом, поскольку основная часть профориентационной работы связана с образовательными организациями, основной блок находится в сфере ведения Министерства образования и науки. В конце прошлого года в Зеленодольске прошла коллегия министерства, которая была посвящена развитию профориентационной работы. На ней министром образования и науки Э.Н.Фаттаховым задача профориентационной работы была определена приоритетной как для общеобразовательных организаций, так и для колледжей и техникумов республики, которые заинтересованы в привлечении подготовленного контингента. В рамках коллегии был выдвинут ряд инициатив. Некоторые инициативы имеют системный характер, некоторые – характер грантовой поддержки.

На самом деле профориентация – это очень важно не только с точки зрения формирования верных социальных установок. Это и экономически очень эффективно, потому что гораздо продуктивнее изначально верно выявить профессиональные склонности школьника, понять его настрой и задать ему верное направление, чем позднее переучивать его, когда он поймет, что то, чем он занимается, не является его призванием.

–    На последней коллегии также были обсуждены вопросы модернизации системы профориентации. В чем заключается модернизация?

–  Так или иначе в Республике Татарстан система профориентации существует, но она пока разрозненная и, к сожалению, не системна. В отдельных муниципальных районах есть инициативы и достаточно положительные. Кроме того, ряд вузов нашей республики очень хорошо ведет профориентационную работу. Например, Казанский энергетический университет, Казанский технологический университет. Технический университет в текущем учебном году проводит инженерный фестиваль, ряд других мероприятий профориентационных мероприятий. Но их работа в большей степени направлена на выявление и привлечение талантливых школьников.

Таким образом есть отдельные вузы, отдельные муниципалитеты, которые действительно работают, но система, которая позволяла бы охватить этой работой всех школьников, чтобы они пробовали себя в разных профессиях, в Республике Татарстан не создана. И поэтому была поднята тема модернизации, я бы даже сказал, систематизации этой работы.

Было определено три основных направления: профессиональная диагностика, профессиональное информирование и профессиональная проба. Профессиональная диагностика школьника предполагает, что на раннем этапе на основании тестирования (ответов школьников на те или иные вопросы) возможно выявить его профессиональный профиль, психологический профиль, определить профессиональные склонности.

По-моему, такая диагностика уже у вас однажды проводилась…

Да. Каждая из этих инициатив так или иначе где-то уже реализовывалась. В свое время этим вопросом занималась министерство образования, Институт развития образования. В базовые муниципальные школы поставлялись программные комплексы, которые позволяли тестировать. Однако в настоящее время мы не имеем единую базу данных, результатов этих тестов. Более того, охват этими тестами не так велик. Это тестирование проходило несколько школ, несколько групп школьников. Сейчас поставлена задача, чтобы тестирование было всеобщим, должен быть создан единый центр ответственности по сбору и обработке этой информации.

Профессиональная диагностика позволит нам выявить психологическую склонность учащегося к той или иной профессии: либо у него художественное направление, либо больше связи с техническим или гуманитарным профилем. И мы, таким образом, можем изначально верно предложить этому школьнику попробовать себя в тех или иных профессиях.

Следующим важным блоком является профессиональное информирование. Оно проявляется в доведении до школьника информации о тех профессиях, которые существуют в мире, и особенно развитых в Республике Татарстан. Наша республика — нефтехимический, машиностроительный регион. Важно информировать учеников о профессиях, которые у нас есть, например, в нефтехимии. Говорить им о том, какова заработная плата у этих работников, в каких условиях они работают, что должен уметь этот работник и какую ответственность он несет. Это очень важный момент, и он должен быть внедрен на всех этапах обучения в школе. В школе с первого класса, а может даже с детского сада нужно рассказывать о разных профессиях. Вы знаете, что у нас в школах есть классные часы, когда приходят родители и рассказывают, кем они работают. Эта практика есть. Также проводятся экскурсии на разные предприятия. Сейчас в Елабуге распространены экскурсии на предприятия ОЭЗ «Алабуга». «КамАЗ» часто принимает у себя школьников. В Казани предприятия часто организуют экскурсии для дошкольников. Такие экскурсии очень важны.

 Следующий этап – это профессиональная проба. Это тоже один из основополагающих, конечных этапов профессиональной ориентации, когда на основании профессиональной диагностики и профессионального информирования у нас уже есть понимание того, в каком направлении может двигаться школьник, где он может быть более-менее успешен, и мы можем его направить в те или иные колледжи, учреждения профобразования, для того, чтобы он попробовал себя в этих профессиях. Например, чтобы он попробовал работать на станке. Этот этап должен реализовываться в 8–9 классах в рамках предпрофильной подготовки.

В соответствии с графиком он может посещать колледж и пробовать себя в 10-12 профессиях в течение года, совместив это с визитом на предприятия, посмотрев, как реально работают на производстве и что можно сделать своими руками. Это и называется профессиональной пробой. Именно этот вид профессиональной ориентации — один из наиболее эффективных, поскольку позволяет школьнику на реальной практике понять, в чем состоит смысл и суть той или иной профессии.

Этот вид профориентации не так сильно распространен в настоящее время в Республике Татарстан и в Российской Федерации, но он развивается в большинстве зарубежных стран, таких как Германия, на которые мы смотрим как на один из примеров развития профессионального образования. Это промышленная страна, где очень высококвалифицированная рабочая сила. В этой стране практика профессиональных проб для школьников очень распространена.

– А у нас как будет развиваться?

У нас формируется комплекс мер, который будут направлен на поддержку именно профессиональных проб.

– Несколько месяцев назад в гостях у редакции журнала  «Магариф» был научный руководитель разработки стратегии развития образования Татарстана до 2030 года Александр Михайлович Кондаков, и выразил мысль, что «молодые люди должны быть готовы к тому, что до 35–40 лет они 6–8 раз кардинально поменяют свою работу», потому что меняется жизнь. И вопрос: готова ли татарстанская система профориентации развиваться по этой части?

– Когда я говорю о профессиональных пробах, я специально делаю акцент на 10-12 профессиях, в которых школьник должен себя попробовать. Чтобы у него изначально формировалось представление о всем разнообразии видов профессиональной деятельности. Тем не менее, в системе профобразования мы не можем готовить молодого человека сразу по 6-8 профессиям. Обычно по окончанию учреждения СПО выпускник получает две-три смежные рабочие профессии и одну специальность среднего профессионального образования.

В то же время, я согласен с Александром Михайловичем в том смысле, что школьник, выпускник профессионального учебного заведения должен быть мобилен, оперативно откликаться на стимулы рынка труда, тем более, что мир вокруг нас так быстро меняется. Поэтому у студента должны формироваться дополнительные компетенции, связанные с самообучением, овладением новыми знаниями. Кроме компетенций, должно формироваться и желание к дальнейшему профессиональному развитию.

Скажу честно, действующая система профобразования к этому не очень хорошо готовит. Например, ее до сих пор оценивают по индикатору «количеств выпускников, устроившихся по специальности по окончании первого года после выпуска». Таким образом, работа по специальности является критерием эффективности работы учреждений профобразования. Но на самом деле, с одной стороны, то, что сказал Александр Михайлович – это очень правильно.

С другой стороны, я не знаю, есть ли у вас примеры людей, которые 6-8 раз в течение жизни кардинально меняли свою профессию, а если и есть, не знаю, хорошо ли это. Но безусловно есть примеры, когда люди, получив образование, работают совершенно по другой профессии. Я думаю, что такая мобильность и адаптивность очень важный фактор успеха в жизни. Особенно в кризисный период, в который мы с вами входим.

– На августовском совещании тот же Александр Михайлович Кондаков, задаваясь вопросом «какие профессии будут востребованы в 2030 году?», назвал специалиста по созданию искусственных органов, хирурга по лечению памяти и даже утилизатор информации… Наша задача сегодня – подготовить детей для работы в этих условиях. Вопрос: сможем ли мы подготовить наших детей для работы в этих условиях?

– Вы знаете, что у нас образовательный процесс проходит на основе образовательных стандартов, которые утверждаются приказом министерства образования Российской Федерации. Есть классификатор профессий, который утверждался Минздравсоцразвития России, есть классификатор специальностей высшего и среднего профобразования, который утверждается министерством образования и науки России. Мы, к сожалению, от этих нормативных рамок никуда уйти не сможем.

Тем не менее, у нас в Республике Татарстан сейчас бурно развивается сектор дополнительного профобразования – это различные типы профессионального обучения, курсы повышения квалификации. Я думаю, что, используя дополнительное профобразование, мы, в случае необходимости, можем сформировать у наших граждан необходимые компетенции для таких профессий. Сейчас много организаций, особенно в Москве, которые занимаются тем, что прогнозируют какие профессии появятся в ближайшем будущем. Вполне возможно, что большинство из этих профессий может и не появиться. Может быть это просто фантазии. Но с другой стороны, это очень важный стимул для изменения системы образования. Чем больше таких мнений будет высказываться, чем больше людей будут говорить об этом, тем больше будет стимулов у принимающих базовые решения в системе образования, регулярно пересматривать стандарты и действительно мониторить рынок труда. Безусловно, необходима взаимосвязь между потребностями рынка труда и профессиями, которые есть у нас в образовательных организациях.

 – В 2010 году решением Правительства РТ была утверждена долгосрочная целевая программа «Популяризация рабочих и инженерных профессий с целью привлечения и закрепления специалистов на предприятиях Республики Татарстан на 2011–2013 годы». Насколько она помогла обеспечить рост численности учащихся, которые выбрали рабочие и инженерные профессии?

– Эта программа успешно реализуется Министерством труда, занятости и социальной защиты Республики Татарстан. Насколько я помню, в ней нет индикатора, связанного с количеством школьников, которые поступили на инженерные профессии. Но я уверен, что она вносит свой положительный вклад. Полезные мероприятия, были поддержаны по этой программе. В том числе, ряд мероприятий, связанных с развитием профессиональных проб.

Ряд колледжей республики в рамках этой программы получали получили поддержку на реализацию мероприятий, связанных с экскурсиями детей на предприятия и профессиональными пробами на территории колледжей и техникумов. В принципе я считаю, что программа очень эффективная. Главное, чтобы все мероприятия, проводимые различными министерствами, были интегрированы между собой, вели к одному результату и били в одну точку. Я думаю, что благодаря тому межведомственному плану, о котором я говорил в начале, мы достигнем этого результата.

  – Может быть нам нужна программа, которая бы скоординировала всю профориентационную работу?

 – Тут может быть важна не программа сама по себе, а, то, чтобы те мероприятия, которые были задуманы, реализовывались эффективно. Если такая потребность в программе будет, мы это зафиксируем на определенном этапе. Но уже сейчас в рамках Стратегии развития образования на 2015 год мы имеем ряд мероприятий, которые будут поддерживаться.

Для профессиональных образовательных организаций – техникумов и колледжей — на поддержку комплекса мероприятий по профессиональным пробам предусмотрены 5 крупных грантов. Они нацелены на то, чтобы колледжи у себя могли организовать специальный участок, профориентационный кабинет, куда бы могли прийти школьники, чтобы попробовать себя в той или иной профессии.

 Также будет пять грантов для муниципальных районов на поддержку их программ в сфере профориентации. Кроме того пройдут курсы повышения квалификации для профориентаторов по современным методикам. В этом году мы снова будем проводить национальный чемпионат рабочих профессий WorldSkills – это конкурсы профмастерства. Туда мы активно приглашаем школьников. В прошлом году 50 тысяч школьников прошло через этот чемпионат. Они могли своими глазами увидеть, что значит быть столяром, плотником или каменщиком.

– Он помогает привлечь школьников к рабочим профессиям?

– На самом деле, я не знаю, это совпадение или влияние ЕГЭ, но у нас в 2014 году после проведения второго национального чемпионата WorldSkills в г.Казани 50 процентов девятиклассников ушло в систему профобразования. Они связали свое будущее именно с той профессией, которые они получат в техникумах и колледжах. Мы понимаем, что часть школьников выбирает систему СПО из-за нежелания сдавать ЕГЭ после 11 класса. Тем не менее, факт есть. На самом деле мы думаем, что так или иначе WorldSkills помогает, потому что мы действительно наблюдали много эпизодов, когда родители приходили вместе со своими детьми, подолгу смотрели на то, чем занимается плотник или каменотес, насколько это интересная творческая профессия, как интересно быть пекарем и готовить пироги, как здорово быть парикмахером, виртуозно владея ножницами, или сварщиком, электриком или робототехником. И когда школьники видят эту работу вживую, как профессионалы занимаются  этим и получают удовольствие от этого и, что можно быть успешными в этом деле – это их вдохновляет. Например, плотник – победитель национального чемпионата – потом поехал во Францию отстаивать честь Российской Федерации. Такой шанс появляется раз в жизни и не у каждого, а у настоящего мастера своего дела.

 – А можно ли сказать, что позади то время, когда родители мечтали, что их детишки станут только юристами, финансистами и психологами?

 – На самом деле влияние родителей очень сильное. И прежде всего профориентацией нужно заниматься не с детьми, а даже с родителями. С ними нужно об этом разговаривать. По некоторым данным доля влияния родителей на окончательное решение ребенка может составлять до 70 процентов.

 Мы видим, например, что в сфере здравоохранения есть определенные семейные традиции. Если мама была врачом, то я обязательно должен стать врачом. Может быть в этом ничего плохого и нет. В таких случаях мы, наверное, можем рассчитывать на появление квалифицированных докторов. Но существуют ситуации, когда выбор действительно не совсем оправдан. Зачастую у ребенка нет склонности к той или иной профессии, тем не менее его родители заставляют быть специалистом в гуманитарной сфере, а затем ему сложно найти работу в этом направлении.

 У нас порядка пятидесяти процентов детей в вузах обучаются на платной основе. При этом более половины из этих студентов, учатся на экономистов. Впрочем, сейчас есть небольшие подвижки в сторону повышения популярности специальностей, профессий, связанных с информационно-коммуникационными технологиями, IT, машиностроением, отчасти энергетикой.

 Я думаю, что это вопрос кроме прочего, еще и хороших рабочих мест. Мы мониторим эту ситуацию, видим, что если бы в Республике Татарстан создавались действительно хорошие, удобные, эргономичные, эффективные рабочие места для специалистов машиностроения, для инженеров, то возможно количество людей, которые хотели бы ими стать, было бы больше. На самом деле не все инженеры, которых мы сегодня выпускаем из КАИ, КХТИ находят свои рабочие места в республике. К сожалению, я бы не сказал, что в РТ много предложений для высокооплачиваемых, высококвалифицированных инженеров.

– А с родителями конкретно какая работа ведется?

– Реализуется ряд мер, которые направлены на работу со взрослым населением, чтобы они направили своих детей на инженерные профессии и специальности. Министерство труда выпускает серию статей в «Бизнес-онлайн», в других читаемых газетах. Некоторое время назад была реклама на канале «ТНВ» и других каналах о востребованности тех или иных рабочих профессий. Часть работодателей, например, Казанский вертолетный завод, работает с родителями. Он приглашает родителей к себе, проводит экскурсии, показывает, в каких условиях могли бы работать их дети. То есть ряд таких работодателей, которые смотрят далеко, в перспективу, уже работают с родителями.

При этом в принципе достаточно сложно работать с родителями. Это люди, которые уже сформировались, у них свое представление, свой взгляд на жизнь. Сложно их переубедить. Но основной фактор, который влияет на выбор всегда – это уровень заработной платы, который будет получать их ребенок, работая в той или иной профессии и условия труда.

Поэтому один из проектов, который мы планируем запустить в этом году – выпуск «Атласа профессий». Здесь мы расскажем какие профессии востребованы в Республике Татарстан, какую зарплату получают люди, которые работают по этой или иной профессии и какие условия труда у них будут.

–  А количество школьников, поступающих на инженерные профессии увеличивается?

– По инженерным профессиям – энергетика, энергетическое машиностроение, электротехника – то есть прием в 2010 году на обучение было принято 2146 человек, в 2013 году — 2 276,  не сильно увеличился. Химия и биотехнологии – рост тоже не очень большой (было 1 488, стало 1 638). Металлургия, машиностроение, металлообработка – тоже невысокий рост (1 218 на 1 541).

– Это связано со спросом? Ведь ведется очень большая работа по популяризации…

– Да, у нас стабильный спрос на эти профессии. Держится примерно на одном уровне. В целом произошло увеличение приема в вузы на инженерно-технические специальности – в 2010 году было 9 243, а в 2013 году прием вырос до 11 149 человек. Но этот рост в основном связан с увеличением числа бюджетных мест. К сожалению, сегодня за свой счет учиться на инженера не готовы, родители не готовы оплачивать обучение. Если бюджетные места есть – они идут, а если таких мест нет, мы будем вынуждены фиксировать снижение.

– По каким профессиям виден рост?

 Существенное увеличение популярности мы фиксируем по педагогическим направлениям подготовки. В связи с ростом заработной платы, растет привлекательность профессии по информатике и вычислительной технике. В 2010 году прием был всего – 821, в 2013 году – 2 410 человек. Это благодаря тем проектам, которые реализуются у нас в республике. Это – Иннополис, IT-парк и т.д. По экономике и управлению, как раз о чем мы говорим, прием снижается. По гуманитарным наукам, после определенного падения, он стабилизировался на определенном уровне.

– Насколько помогло детишкам с выбором профессии и в проведении профориентационной работы введение в школах профильного и предпрофильного обучения?

Действительно, в рамках общеобразовательного стандарта, который реализуются в основной школе и в старшей школе, предусмотрена определенная профилизация. Предпрофильная подготовка в 8–9-х классах предполагает, что школьнику будут даны основные знания по тому, какие вообще профессии существуют в том регионе, в котором он проживает. И с ним будет проведена определенная профориентация, профдиагностика. Это уже заложено в образовательном стандарте, и мы уже финансируем школу, чтобы она этим занималась. А в настоящее время предпрофильная подготовка в ряде муниципальных районов очень хорошо организована. Например, в Бугульме, в Нижнекамске. Неплохо поставлена работа в Альметьевске. А профиль – это более сложный этап. Предпрофиль предполагает, что школьник должен суметь сориентироваться и точно определить для себя куда он пойдет: в старшую школу, либо техникум или колледж. В предпрофиль закладывается профессиональная проба. Старшая школа – это уже профилизация. В старшей школе фокус ученика сужается на конкретных предметных областях. Здесь уже школьник должен принять для себя решение, что он хочет изучить – физику и математику, химию и биологию, или гуманитарный, или агротехнологический профиль. В ряде муниципальных районов действительно хорошо поставлена эта работа. Например, в Бугульме в крупных школах есть классы с разными профилями. И после девятого класса ты можешь сделать выбор в сторону гуманитарного или химико-биологического, физико-математического, аграрного профиля.

 В ряде муниципальных районов, где отсутствуют большие комплектные школы и мало классов в параллели, к сожалению, у школьника не такой большой выбор. В этой ситуации сложно говорить о профилизации школы. Если нет выбора, то значит я не могу принять решение и сам решить свою судьбу, выбрав то или иное направление.

– Мы знаем, что в Нижнекамском районе реализуются программы ранней профориентации в учебно-воспитательном процессе в профильных классах. Чем интересен этот опыт?

– Вы знаете, что это промышленно высокоразвитый район, там требуется большое количество рабочих рук. Поэтому руководство работает на свой региональный продукт, человеческий капитал, на его развитие. Действительно, в Нижнекамске с 2014 года реализуется этот проект. Он связан с тем, что со школьниками 8-9х классов проводят профессиональную диагностику, а затем, исходя из результатов профдиагностики, приглашают в различные колледжи, техникумы, где осуществляется профессиональная проба, то есть, они пробуют себя в различных профессиях. Например, автомеханик, лаборант в сфере нефтехимии. Они что-то делают с мастером. Потом происходит экскурсия на предприятие, где они видят в реальности как работает человек. Это достаточно интересная модель, к чему мы хотим прийти по всей республике. Сейчас мы наблюдаем за этим примером. Возможно, в настоящее время модель не полностью отлажена, потому что работает только первый год, но она потенциально очень эффективна.

 Хочу добавить, что программы профориентации может реализовать каждый район, на них лежит ответственность в этом деле. А министерство – координатор и помощник. В Бугульме, в Елабуге, в Альметьевске есть свои наработки.

 – Мы знаем, что многие предприятия работают с детьми со школьной скамьи, понимая, что для них никто не будет готовить кадры. Например, вертолетный завод ведет такую работу. Какие еще предприятия работают в этом направлении? И чем интересен их опыт?

Разные предприятия в этом направлении работают. Например, Зеленодольский завод имени Горького, завод имени Серго. Сейчас у нас активно занимается этим КАПО, у 35-ой школы Казани есть свой авиационный класс. В Елабуге этим занимается Форд-Соллерс, который проводит экскурсии для школьников. У «Татнефти» есть подшефные школы, которые этим занимаются. В Набережных Челнах этим занимается «КамАЗ». Такие практики есть. Отрадно, что предприятия заинтересованы.

 – Они, наверное, не только экскурсии проводят? Вот на вертолетном они какие-то классы набирают, верно?

На вертолетном в основном – это экскурсии и лекции, которые читают мастера. Также завод финансирует углубленное изучение физики в подшефной гимназии. Различные работодатели реализуют разные варианты. Кто-то устраивает эти мероприятия, кто-то поддерживает дополнительное образование в школе.

А ведется ли статистика, которая показывает, сколько учащихся, закончив такие классы, пошли работать на эти предприятия?

Даже по вертолетному заводу таких цифр нет. Недавно произошел первый выпуск из гимназии, который поступил в КАИ. Вернуться ли они потом на завод – это вопрос. Но, понятно, что шанс, что они туда вернутся больше, чем если бы вертолетный завод с ними не работал.

– Каковы перспективы интеграции вузов и школ в системе профориентации школьников?

Профориентация – это очень важный результат сетевого взаимодействия. То есть, в профориентации всегда должны быть задействованы несколько образовательных организаций. Это связано с тем, что профориентация осуществляется в отношении школьников, которые являются учащимися общеобразовательных организаций. В основном профориентацией занимаются техникумы, колледжи и вузы. То есть это сетевое взаимодействие между школой и профессиональной образовательной организацией. При этом такого опыта сотрудничества не так много в республике. И если мы говорим о Нижнекамске, то там такое сотрудничество организовано в результате очень сильной поддержки со стороны главы муниципального района. То есть, использовать определенный административный стимул. Когда такой стимул отсутствует, такую работу сложно провести.

 Но сейчас вузы понимают, и Президент нашей республики ставит перед ними такую задачу, что надо работать с талантливыми детьми и привлекать талантливую молодежь. Поэтому, вы знаете, что федеральный университет уже имеет свои базовые школы. Это лицей имени Лобачевского и IT-лицей. Технологический университет имеет свой химлицей. КАИ сейчас активно работает над созданием своего инженерного лицея. У Энергоуниверситета есть свои подшефные школы. Вузы поддерживают дополнительное образование, отправляют туда своих профессоров для углубленной работы с олимпиадниками. Они организуют эту работу неспроста, рассчитывают на отдачу в виде талантливых абитуриентов и студентов.

 – А вот насколько успешно создание школьных бизнес-компаний в выборе школьниками будущей профессии?

Проекту «школьные бизнес-компании» уже много лет. Он действительно привлекает молодежь. Мы положительно оцениваем ее вовлеченность в этот процесс. Я думаю, что да, он играют определенную роль в профориентации, как и множество иных движений, различных проектов в сфере профессиональной ориентации. Если школьник действительно в деле с ранних лет, занимается какой-то профессией и понимает, что на этом можно зарабатывать, например, какие-то поделки продавать, что-то делать своими руками – это всегда хорошо. Он занимается социально-полезным видом деятельности. Аналогично мы сейчас часто проводим сельскохозяйственные ярмарки учащихся. Это тоже важно, чтобы они знали не только как производить продукты, но и как их продавать, реализовывать. Это ведь тоже искусство.

 Я думаю, в этом направлении двигаться можно и нужно, но не надо перегибать палку. Дети не должны с ранних лет ориентироваться лишь на зарабатывание денег. Самое важное для школьников – овладение знаниями и навыками. Я думаю, материальная обеспеченность – это, что сопутствует профессионалу. Если он профессионал своего дела, то он найдет способ заработать деньги.

 – В 2012 году депутаты Госсовета РТ рекомендовали Кабинету Министров РТ рассмотреть вопрос о создании центров профессиональной ориентации и прикладной квалификации молодежи. Насколько актуален этот вопрос сегодня?

 – Сейчас мы реализуем «Программу развития профессионального образования РТ» и создаем так называемые ресурсные центры на базе техникумов и колледжей. Мы их модернизируем и создаем современные учебные центры. Они дают и прикладную квалификацию, то есть, реализуют краткосрочные образовательные программы. Эти колледжи сейчас занимаются профориентацией. В этих центрах стоит современное оборудование, и они это его показывают школьникам.

В республике пять ресурсных центров. Это Елабужский политехнический колледж, Камский автомеханический техникум, Сармановский аграрный колледж, Техникум нефтехимии и нефтепереработки в Нижнекамске, Казанский авиационнотехнический колледж. В этом году предстоит создать еще пять. Их список еще до конца не определен. Они будут созданы по направлениям: строительство, машиностроение, сельское хозяйство. Это те приоритеты, который ставит Президент республики. То есть это приоритетные отрасли подготовки кадров.

– А какие проблемные места есть в системе профориентационной работы, ожидаются ли концептуальные изменения?

Я думаю, что основная проблема профориентационной работы – немного устаревшие методы и наше понимание того, как этой работой надо заниматься. Мы, может быть, иногда действуем по старинке: рассказываем про какие-то профессии с отрывом от реальности, используем немножко устаревшие методы, которые не цепляют, не заинтересовывают школьника. Мне кажется, очень важно изучить международный опыт и использовать более современные методы. Например, профессиональная проба – один из них. Чемпионат рабочих профессий WorldSkills это тоже важный профориентационный стимул. Наблюдая за опытом зарубежных стран можно сказать, что политика в сфере профориентации в них нацелена на то, чтобы проникнуть в психологию молодежи и понять, что она мыслит совершенно другими категориями: что модно, популярно среди сверстников, что ярко, привлекательно. Поэтому нам тоже нужно изменять свои методы и попытаться в этих категориях представить профессии школьникам. Работать можно через социальные сети, показывать видеоролики, которые будут направлены на профориентацию. И, конечно, очень важна работа с родителями.

На самом деле это во многом объективный фактор, потому что восприятие родителей формируется в результате экономической ситуации в целом. Они смотрят телевидение, у них есть свой жизненный опыт. Если мы в сфере экономики в качестве приоритета будем ставить развитие промышленности, реального сектора экономики и в меньшей степени будем ориентироваться, например, на нефтедобычу, на банковский сектор – на простое извлекание ресурсов и их перепродажу, то и родители это будут видеть и ориентировать своих детей на эти профессии, потому что важно понимать, что родители и школьники делают стратегический выбор, когда выбирают профессию. Это выбор не на 2–3 года. Кондаков говорил, что молодые люди должны быть готовы к тому, что они 6–8 раз кардинально поменяют свою работу. На самом деле они так не мыслят. Они не планируют этого делать, они действительно учатся на ту профессию, с помощью которого будут зарабатывать деньги. Возможно, придется это делать, но вначале они об этом не думают. Они делают стратегический выбор на всю свою оставшуюся жизнь, а для этого нужен очень сильный стимул. И предприятия в этом должны принять активное участие. Если предприятия не будут предлагать действительно надежные и привлекательные, высокопроизводительные рабочие места, где профессионал может много зарабатывать, если родители и школьники не будут видеть надежность и стабильность, то они не будут делать этот стратегический выбор. Действительно скажут: «Давайте, я лучше пойду экономистом, там потом я могу работать этим, этим и этим. И на рынке могу торговать, и бухгалтером поработать и т.д. Если мы хотим, чтобы были сильные инженеры, рабочие кадры, то мы должны для них создавать хорошие рабочие места. Именно хорошие рабочие места – это стимул.

– Что бы вы посоветовали родителям и учителям?

– Родителям я посоветовал бы думать, прежде чем предлагать что-то своим детям и мыслить глобально, мыслить о будущем своих детей. Смотреть на перспективу – какие профессии действительно помогут их детям быть успешными. Ориентироваться нужно не только на экономику, но и на самих детей, смотреть, какие склонности у них есть, смогут ли они быть успешными и самореализоваться. У нас есть большое количество примеров, когда молодой человек сделал выбор, получил профессию, но не смог в ней реализоваться. Это не самая лучшая история.

Учителям посоветовал бы освоить и применять современные технологии диагностики склонности у детей. Необходимо относиться к каждому как к индивидуальности, ориентироваться на его особенности и организовывать профориентационную работу таким образом, чтобы школьники имели доступ к объективной информации.

Беседовала Римма ГАТИНА. 

Добавить комментарий