Логотип Магариф уку
Цитата:

Каштан Гаспринского вблизи медресе Зынджирлы

У меня в руках блестящий шаровидный плод коричневого цвета каштанового дерева.

Кто-то, возможно, скажет: «Подумаешь, чем удивила. Вон около одного из казанских банков на улице Декабристов выросла целая аллея каштанов из семейства буковых». Однако в моей руке не простой орех – это каштан с дерева, выросшего над надгробием Исмаила Гаспринского на территории вблизи медресе Зынджирлы. И привезла я его из Крыма на память.

Со дня основания самого известного крымскотатарского медресе Зынджирлы – одного из главных и древних университетов Восточной Европы – в августе 2023 года исполнится 520 лет. Это учебное заведение прослужило для своих студентов и преподавателей на протяжении более 400 лет и за это время выпустило известных в Крыму и во всем тюркском мире богословов, ученых, поэтов и прозаиков. Здесь в лучших традициях воспитывалась и обучалась всем основным наукам духовная элита крымскотатарского и татарского народов. Одним из его выпускников был лидер татарского национального движения, государственный деятель Турции, тюрколог Садри Максуди из рода татарских мурз Сююндюковых.

        Ахмед Хади аль Максуди, старший брат Садри Максуди, приехал в Крым по приглашению И. Гаспринского и обучал шакирдов медресе Зынджирлы арабскому языку и логике, сотрудничал с газетой «Тарджеман». Исмаил Гаспринский лично оказал огромное влияние на творчество известного российского и турецкого общественного деятеля, ученого, автора множества известных трудов по истории тюркских народов, на младшего брата Садри Максуди, который приехал учиться в Зынджирлы с 1894 года после окончания учебы в казанском медресе «Касимия».
        Впоследствии Садри Максуди был назначен профессором Сорбонны, юридической школы Анкарского и Стамбульского университетов и стал советником Президента Ататюрка. Известный ученый и юрист, он стал ярким политиком, будучи депутатом Государственной Думы и депутатом Парламента Турецкой республики. Садри Максуди называл Исмаила Гаспринского своим духовным отцом.
        Роль крымскотатарского просветителя, городского головы Бахчисарая (по нашему – мэра) в области образования и просвещения крайне велика – Исмаил-бей стал основателем прогрессивного метода в преподавании новометодной или джадидистской программы «Усуль ал-джадид». В конце XIX века джадидизм сформировался как общественно-политическое движение, которое привело к реформированию начальной школы: в те времена традиционная система религиозных учебных заведений мусульман состояла из двух типов школ – начальная школа (мектебе) и высшая школа (медресе).

        Исмаил Гаспринский осуществил реорганизацию мусульманской системы школьного образования. Под его редакцией на крымскотатарском языке были изданы книги для молодежной аудитории. Его учебное пособие «Ходжа-и-субъяня» («Учитель детей») выдержало много изданий.
        Всего в Бахчисарае в разные столетия было три учебных заведения: на территории Хан-Сарая было открыто Ханское медресе. К сожалению, оно не сохранилось. Орта-медресе располагалось в самом городе, и сегодня можно увидеть его здание, расположенное: г. Бахчисарай, ул. Гаспринского, д. 27. И третье – медресе Зынджирлы.
        В 1894 году Ахмед Хади Максуди подарил мудеррису Орта-медресе Мустафе эфенди Осман оглу свою книгу «Ал Куванин аль нахивети». На книге дарственная надпись автора следующего содержания: «Мухтерем достум монла Мустафа эфенди аль Озенбаши дженабларына хедие 1312 зуль-каде. Багъчесарай». Перевод: «В дар уважаемому другу мулле Мустафе эфенди аль Озенбаши зуль-када 1312». Чуть ниже дарственной надписи Ахмеда Хади Максуди следует ответ Мустафы эфенди. Перевод: «Эта книга знак искренности и дружбы. Я принял ее в память от Ахмеда Хади аль Максуди». Значит, А.Х. Максуди общался и поддерживал отношения и с мудеррисом Орта-медресе. Также А.Х. Максуди на 20-летие газеты «Тарджеман» подарил свою книгу «Мизан аль фикар», 1902 г. [2]

 

Какой путь выбирает странник


        Медресе Зынджирлы мне довелось увидеть дважды во время поездки в Бахчисарайский район Крыма. Есть два маршрута: вы можете сначала подняться на плато Чуфут-Кале – так на современном языке называют Кырк-Ер, а затем в конце долгого и непростого пути по каменистым тропинкам и дорогам спуститься с плато и посетить училище Зынджирлы.
        Второй вариант – это приехать или дойти до медресе пешком, как сделали мы, после посещения Музея крымскотатарского просветителя, педагога и писателя Исмаила Гаспринского в Бахчисарае. Если быть точным, то подножье Чуфут-Кале располагается в двух с половиной километрах от Бахчисарая, а здание медресе в километре и трехстах метрах от музея. Прогуляться по одноименной узкой улице интересно: по пути мы видели молодых скалолазов, которые в этих древних местах осваивают скалу «Мир» и «Лесной сектор». Еще рассматриваешь проезжающие мимо машины и автобусы. В Чуфут-Кале на экскурсионных автобусах приезжают большие группы туристов, приехавших в Крым. Однако, добравшись до главной парковки, мало кто из них заворачивает влево. А зря. Возможно, они, поднимаясь по главной дороге в сторону Свято-Успенского мужского монастыря, и не догадываются о том, что именно здесь зарождалась история столицы Крымского ханства: утвердившись на ханском троне, крымский хан Хаджи I Герай перенес столицу Крымского ханства из города Кырым, давней резиденции его предков-эмиров, в Кырк-Ер. При Менгли I Герае она была перенесена именно в квартал Салачик[3] – предместье расположенной над ним крепости, которую мы и называем Чуфут-Кале. Лишь в 1532 году при Сахибе I Герае[4], ставшем ханом Казани в период с 1521 по 1524 годы и ханом Крыма в период правления с 1532 по 1551 годы, столица Крымского ханства была перенесена во вновь построенный город Бахчисарай.
        Мне посчастливилось пройти оба пути, и по-прежнему осталось желание приехать еще ни один раз.

 

 

Знакомство с Зынджирлы


        Старейшее учебное заведение Восточной Европы медресе Зынджирлы или медресе хана Менгли I Герая находится в самом центре исторического квартала Салачик, построенном еще в XV веке. Здание было возведено по указу хана Менгли I Герая, сына Хаджи Герая. Он был первым правителем и основателем Крымского ханства. По сведениям, хан лично открыл храм науки и знаний для развития образовательных традиций золотоордынского периода. Поэтому медресе имеет одноименное название основателя. Однако чаще всего используют первое имя.
        Когда-то здесь находился Дворец первых правителей Крымского ханства. Предполагается, что он находился в окружении прекрасного сада и многочисленных фонтанов. Между прочим, о фонтанах мне довелось услышать несколько раз, не только во время знакомства с Ханским дворцом.
        Строительство фонтана считалось одним из высших благодеяний, поскольку мусульмане считают воду источником жизни, и напиться из него мог любой человек. Они делятся на несколько типов: из «чишмә» набирали воду, из фонтанов «шервидан», которые стояли у мечетей, совершали омовение. Над священными фонтанами, называемыми как в Коране главный источник со сладкой водой – «Сельсебиль», устанавливали мусульманский полумесяц, высекали дату строительства и цитаты из главной книги мусульман.
        Знаменитый османский путешественник Эвлия Челеби побывал в Салачике и описывал его как богатый и быстроразвивающийся. В городе располагались роскошные дома, украшенные золотом и тончайшей резьбой, бани, а поодаль – гробницы. На улицах били чуть ли не семь десятков фонтанов. Одним из самых красивых и монументальных зданий Челеби называл ныне несохранившийся Дворец Правосудия.
        По мнению историков, медресе входило в религиозно-культовый комплекс вместе с мечетью Зынджирлы (предполагаемая мечеть Менги-Гирея), которое располагалось рядом юго-восточнее одноименного медресе и дюрбе Хаджи-Гирея (мавзолей крымских ханов). Все эти здания были построены при хане Менгли I Герае (жившем в 1466–1515 гг.), однако сохранились лишь некоторые строения. К сожалению, сам Дворец крымских ханов и мечеть не сохранились[5].
        Пока у входа в историко-археологический объект мы ждали нашего гида, к нам подошел местный житель и рассказал, что еще пару десятков лет назад здесь было все оживленно, привозили туристов в медресе, а в кафе почивали их душистым чаем и хрустящими чебуреками с мясом или брынзой – национальными блюдами крымских татар. (И действительно, чуть поодаль видны были оставленные некогда здания кафе.) «Сейчас здесь запустение», – с горечью пожаловался он. С другой стороны, подумала я, может, это и лучше, поскольку отсутствие туристов позволяет обеспечить сохранность строений.
        А вскоре подошла заведующая Музеем Исмаила Гаспринского Эльмира Абибуллаева, которая стала нашим гидом-экскурсоводом во время второй поездки с главными редакторами. Эльмира Эбазеровна владеет турецким и османским (старотурецким) языками, читает исторические рукописи в оригинале, написанные арабской вязью. Нам, редакторам, очень приятно было общаться с этой прекрасной и молодой женщиной, которая сама лично имела возможность брать старинные рукописи, изучать их во время своей научной деятельности.
        Сначала она провела нас в белокаменное здание училища Зынджирлы. Название медресе происходит от тюркского слова «зынджир», что означает «цепь». Перед тем, как войти в святой храм мусульманской науки, каждый входящий в храм науки должен почтительно склонить голову под железной цепью, которая подвешена под притолокой главного входа. По преданию, повесить цепь приказал сам Менгли І Герай. С тех пор в памяти людей и осталось название Зынджирлы – медресе с железной цепью. Как высоко ценились знания! Сама территория, на которой ведутся археологические раскопки, со всех сторон окружена скалами урочища Мариам-Дере (ущелья Марии).
        Так и мы, как все преподаватели, шакирды и посетители предыдущих столетий, перед входом в здание склонили головы и, одухотворенные, вошли в этот древний храм науки. Я очень рада, что мы смогли пройти внутрь, поскольку в обычные дни вход закрыт, и нужно оставить заявку через телефон. Признаюсь честно, в первый мой приезд здание удалось лишь обойти вокруг. Для того, чтобы попасть внутрь здания медресе во второй приезд, мы подстраховались и написали письмо в Министерство культуры Крыма.
        Несколько слов хочу сказать о самом здании. По словам Эльмиры Эбазеровны, центральный двор, вымощенный каменными плитами, некогда был открытым, и в древности здесь в центре находились фонтан и колодец, предназначенный для сбора дождевой воды. Медресе содержалось на средства вакуфа. Очевидно, там преподаватели и шакирды обменивались знаниями и обсуждали научные открытия.
        По периметру дворика медресе проходит аркадная галерея, которая перекрыта десятью полусферическими куполами. В свою очередь, они опираются на стрельчатые арки и столбы. Слушая рассказ нашей спутницы, я представила шакирдов в национальной одежде – в рубахах и шароварах, в безрукавках, с фесками на голове поверх тюбетеек. Возможно, они держали в руках старинные рукописи и общались между собой вблизи фонтана. С трех сторон галереи расположены жилые и учебные помещения со стрельчатыми сводами. В момент нашего визита там располагались экспозиции с глиняной и стеклянной посудой, найденными во время археологических раскопок в этих древних краях.
        Стены помещения местами расписаны арабской вязью на средневековом литературном языке Крымского ханства при помощи черных чернил. Эти надписи – поэтические строки и учебные упражнения – были сделаны в более поздний период и датируются XVII веком. Увидев встроенную плиту у входа в здание на арабском языке, мы попросили объяснить нам смысл. Оказывается, надпись гласит следующее: «Это медресе приказал с помощью Аллаха построить добродетельный хан Менгли Герай, сын хана Хаджи Герая, царствование которого пусть Аллах продлит до самого конца света 906 (1500 г)».
        Арабский язык, философия, логика, риторика, мусульманское право, медицина, астрономия, история, каллиграфия, физика и другие науки – все эти предметы входили в учебную программу. С 1868 года к ним добавилось изучение русского языка. Согласно историческим сведениям в медресе была богатая библиотека, которая в 1890 году насчитывала более 800 книг и рукописей, учебные, научные издания на арабском, турецком, персидском (фарси) и русском языках, пожертвованные мудеррисом Аджи Абибуллой эфенди и другими лицами. Ежегодно для ее пополнения выделялись 100 рублей. Интересуюсь, куда делись книги впоследствии. «Большая часть этих книг после закрытия учебного заведения была перенесена в фонды Музея тюрко-татарской культуры, ныне – Бахчисарайский музей-заповедник ГБУ РК «Бахчисарайский историко-культурный и археологический музей-заповедник». Листая эти книги, можно увидеть печати Зынджирлы-медресе, которые напоминают о былом величии библиотеки при этом учебном заведении», – разъясняет мне Эльмира Эбазеровна. А я тайно завидую ее возможности держать артефакты в своих руках.
        В 1909 г. комплекс новых построек дополнился новым двухэтажным корпусом, в котором было восемь лекционных залов, по четыре на каждом этаже. В его строительстве активное участие принимал Исмаил Гаспринский. Спустя несколько лет 8 ноября 1917 г. в здании медресе был открыт Институт Менгли-Герая, который получил статус национального учебного заведения и был реформирован по европейским образцам. В 1918 г. Институт передали в ведение Дирекции народного просвещения Крымско-татарской национальной директории, а спустя два года медресе закрыли и в его здании разместили педагогическое, а затем медицинское училище.
        После прихода советской власти на полуостров, медресе Зынджирлы было закрыто, само здание пришло в упадок. По свидетельству местных жителей, в 1939 году комнаты медресе стали на короткое время использоваться как филиал медицинского учебного заведения, а после 1963 года и вовсе было принято решение территорию вокруг медресе передать под психоневрологическую больницу. Само здание медресе в годы советской власти использовалось, как многие религиозные сооружения – церкви и мечети, под склад. Какой-то разрушенный деревянный корпус для лечения больных до сих пор сохранился. Мы его увидели чуть поодаль.
        В 2006 году Турецким Агентством по сотрудничеству и взаимопомощи (ТИКА) был начат проект по восстановлению в своем оригинальном виде исторических зданий «Реставрация Зынджирлы-медресе и усыпальницы Хаджи Герая», и на эти цели Турцией было выделено несколько миллионов долларов. Во время реставрационных работ для обеспечения сохранности здания над двориком медресе Зынджирлы был возведен стеклянный купол.
        В 2011 г. в здании нового медресе – в день нашего визита оно было закрыто – открылся Музей «Ларишес», который представляет собой собрание крымскотатарских древностей. Своим появлением выставочный комплекс обязан директору Крымского исторического музея-заповедника Гуливеру Алтину. Он лично собирал по крупицам уникальную коллекцию и объехал 35 стран мира. Долгое время ценности хранились в сейфах одного из банков Франции.

 

 

Преподавательский состав


        В любом медресе руководителем был мудеррис, имевший звание профессора и мусульманского священнослужителя. Фактически он исполнял обязанности ректора. Преподавательский состав, имам и муэдзин входили в улемы. Как и студенты, они жили в небольших комнатах при медресе, рассчитанных на 4-5 человек. Старшего преподавателя звали биюк, он должен был отвечать за порядком и учениками.
        В различные века в Зынджирлы-медресе работали многие знаменитые ученые, в том числе крымскотатарские историки, такие как Ремал Ходжа, Абдул Вели эфенди и Хайыр Заде эфенди, Мохаммед Риза. В XVII веке в этих стенах преподавал известный философ Абдул-Азиз эфенди. Для тех, кто заинтересуется историей этого медресе, рекомендую зайти на несколько сайтов, в том числе на сайт библиотеки имени И. Гаспринского и на сайт Бахчисарайского историко-культурного и археологического музея-заповедника.
        Многие известные общественно-политические деятели, историки, писатели и издатели XIX века также получили образование в стенах Зынджирлы-медресе. К примеру, одним из лучших преподавателей в начале XX века считался Абдуреим Челеби Муфти-заде, который сам сначала получил образование в Акъмесджитской школе, затем в медресе Зынджирлы и на факультете восточных языков семинарии Стамбула. Владея пятью языками – родным крымскотатарским, арабским, персидским, русским и турецким, в самом медресе он преподавал крымскотатарский и арабский языки.
        Выпускник Зынджирлы медресе, Исмаил Акъкъи, после ее окончания начал преподавать в одной из передовых и прогрессивных школ в пригороде Ялты в деревне Дерекой. В 1918 году учителем географии в медресе Зынджирлы работал крымскотатарский писатель, журналист, общественный деятель, педагог Абляким Ильмий.
        Один из авторов учебников латинской графики «Илькадым», «Енъиёл» Номан Шейх-заде также был учеником этого медресе. Впоследствии в 1932–1937 гг. учился на факультете крымскотатарского языка и литературы в Крымском педагогическом институте и стал преподавать в Къарасувбазаре. Большинство преподавателей медресе Зынджирлы и других крымскотатарских учебных заведений стали жертвами сталинских репрессий и были расстреляны. Лишь некоторым, в числе которых Номан Шейх-заде, вовремя довелось уехать в Турцию. [6]

Возрождение Зынджирлы

        Сейчас в этом здании проходят различные тематические выставки, к примеру, в 2020 году была организована экспозиция «Система образования в Зынджирлы-медресе» об истории учебного заведения, системе, методах и реформах в образовании вплоть до XX вв.
        Как раз в день нашего визита в здании медресе шла выставка «Возвращение», посвященная Дню памяти жертв политических репрессий. На ней были представлены работы известного крымского фотографа, заслуженного журналиста Автономной Республики Крым (АРК) Арвидаса Шеметаса. Он является обладателем хрустальной пальмовой ветви международного конкурса репортажной фотографии, призером международного конкурса «CANON 2008» и других международных выставок. Сама выставка была приурочена ко Дню памяти жертв политических репрессий, который ежегодно отмечается в Российской Федерации 30 октября.
        Прогуливаясь по просторному центральному залу медресе – внутреннему дворику, я с моими коллегами, редакторами известных татарских журналов, знакомилась с героями этой фотовыставки. 78 лет назад, в мае 1944 года, крымские татары подверглись репрессии по национальному признаку и были депортированы в разные части Советского Союза. Лишь немногим довелось вернуться домой, преодолев сложный и долгий путь, и обрести долгожданное счастье на своей родине, родине предков. Как мне показалась, главная идея Арвидаса Шеметаса – рассказать о судьбе нескольких поколений крымских татар и показать, как происходит духовное возрождение народа.

Дюрбе Хаджи Герая


        После осмотра медресе Зынджирлы мы осмотрели дюрбе (мавзолей) Хаджи Герая, которое очень хорошо сохранилось. Это один из самых древних памятников мусульманской архитектуры в Крыму. Ханская усыпальница представляет собой восьмигранное толстостенное сооружение высотой 11 метров со свинцовым куполом. С востока к нему примыкает богато орнаментированный портал. Как нам объяснила Эльмира Эбазеровна, здание состоит из двух частей. В подземной части расположен склеп-усыпальница, а в наземной расположено помещение для погребально-поминальных действий. Хаджи Герай вел свое происхождение от Тука-Тимура, тринадцатого сына Джучи и внука знаменитого монгольского великого хана-завоевателя Чингисхана, и прожил долгую для тех времен жизнь с 1397 по 1466 год. Хаджи I Герай был необычайно популярен в народе, за что получил прозвище Ангел, с крымскотатарского – melek.
        Надпись на мраморной плите, установленной над входом в мавзолей, гласит: «Эту священную, покойную и красивую гробницу приказал соорудить великий хан, знаменитый хакан, повелитель мира, Менгли-Гирей-хан, знаменитый сын Хаджи-Гирей-хана, 907 г.» (1501 г.).
        Надпись на наличнике по периметру портала представляет собой первые пять аятов суры из Корана «Аль-Фатх» («Победа»): «Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного! Воистину, Мы даровали тебе явную победу, чтобы Аллах простил тебе грехи, которые были прежде и которые будут впоследствии, чтобы он довел до конца Свою милость к тебе и провел тебя прямым путем, и чтобы Аллах оказал тебе великую помощь. Он – Тот, Кто ниспослал покой в сердца верующих, чтобы их вера увеличилась. Аллаху принадлежит воинство небес и земли. Аллах – Знающий, Мудрый. И чтобы ввести верующих мужчин и верующих женщин в Райские сады, в которых текут реки, где они пребудут вечно».
        Однако логично предположить, что дюрбе в виде склепа существовало ранее. Сама надстройка в виде мавзолея была возведена по приказу его сына, хана Менгли I Герая, через 35 лет после смерти хана и дошла до нас в нынешнем виде. В связи с этим, официальной датой постройки считается 1502 год. В советский период он использовался как склад и подвергся разрушениям. Останки крымских ханов и их родственников, всего 18 захоронений в деревянных гробах – были найдены учеными осенью 2008 года в подземелье дюрбе в ходе реставрационных работ, проведенных совместно с турецкими коллегами.
        После Хаджи-Гирея в склепе был, возможно, погребен Нур-Девлет – третий хан (2-й сын Хаджи-Гирея). Нур-Девлет-Гирей, служивший Ивану Третьему и получивший за это город Касимов, умер в 1503 г. там же в Касимове, а в 1505 г. был перезахоронен в дюрбе. Линию погребенных в дюрбе ханов продолжает хан Менгли I Гирей (1445–1515), четвертым (и последним упоминаемым в письменных источниках) ханом, похороненным в дюрбе, является Сахиб I Гирей бен Менгли I Гирей (1501–1551).
        О захоронениях четырех знатных лиц, похороненных в дюрбе, свидетельствует турецкий путешественник Эвлия Челеби. После Сахиб-Гирея дюрбе Хаджи-Гирея, как место захоронения, уже никогда больше не упоминалось. Известны немногочисленные указания на захоронения в мавзолее членов ханских семей. Турецкий летописец Реммал Ходжа приводит свидетельства о расправе над ханом Сахиб-Гиреем, который был убит вместе со своими сыновьями. В общей сложности, склеп использовался для погребения ханов и членов их семей не менее 50 лет.[7]
        Большинство сведений также указывает, что в этом мавзолее покоится и Казанская царица Нурсултан, которая была супругой Менгли I Гирея.

Последнее пристанище Гаспринского


        Недалеко от дюрбе Хаджи Герая между каштановыми деревьями находится мусульманский некрополь. Здесь на территории этого небольшого мусульманского кладбища при Зынджирлы-медресе был похоронен крымскотатарский общественный деятель, издатель и просветитель Исмаил бей Гаспринский. Он скончался 24 сентября 1914 года в Бахчисарае. Двенадцатью годами ранее здесь похоронили его супругу, верную спутницу Зехру ханым Акчурину-Гаспринскую, которая умерла 13 апреля 1902 года после тяжелой болезни. Дочь влиятельного купца Акчурина из Симбирской губернии сделала свой первый вклад, вложив вырученные от продажи драгоценностей деньги в запуск газеты «Тарджеман» («Переводчик»).  Она начинает издаваться в 1883 г. под редакторством Исмаила Гаспринского и вскоре становится культурным знаменем всего тюркского мира России. Это было время его великой просветительской деятельности.
        Газета «Тарджеман» издавалась на крымскотатарском и русском языках и распространялась не только в Крыму, Казанской губернии, в Турции, но достигала Восточного Туркестана. На страницах этого демократичного по тем меркам издания печатались статьи таких авторов, как Осман Аргокракали, Мемет Нузет, Якуп Шакир-Али, Шамиль Тохторгази, Обияким Ильмай, Асан Сабри Айвазов, Исмаил Лятифзаде, Сеит Абдулла Озенбашли.
        Именно Исмаил Гаспринский ввел литературную норму крымскотатарского языка. Его перу принадлежат следующие слова: «Нет надобности говорить о важности и значении общелитературного языка для развития книжного дела и роста читателя. Язык – основной элемент, главное орудие развития народа».
        Главный крымскотатарский просветитель не дожил до того дня, когда медресе было закрыто, а его обвинили в пантюркизме и панисламизме. По воспоминаниям очевидцев, его провожали тысячи человек из числа благодарных жителей Бахчисарая.
        Могила великого просветителя тюркского народа была осквернена и снесена. Лишь в 1999 г. благодаря чудом сохранившимся фотографиям удалось найти приблизительное место его могилы, а крымским татарам заново поставить надгробие. Недалеко возвышается мраморное надгробие крымскотатарского писателя и драматурга Амета Озенбашлы.
        На посту городского головы Бахчисарая Исмаил Гаспринский был пять лет, и за это время при нем бюджет города увеличился в три раза, открылась больница для простого народа, а город украсили первые фонари. В 1910 г. редакция французского журнала «Ревю ду Монде мусульман» внесла предложение о выдвижении кандидатуры Исмаила Гаспринского на Нобелевскую премию мира. И неважно, что Великий просветитель не получил, важно, что его имя останется на устах благодарных потомков.
        Благодарим Эльмиру АБИБУЛЛАЕВУ за научную консультацию при подготовке данной статьи.
[1] Садретдин Низаметдинович Максудов. Источник: https://tatarica.org/ru/razdely/istoriya/novoe-vremya/personalii/maksudov-sadri Онлайн-энциклопедия Tatarica
[2] Источник: Награды и подарки Исмаилу Гаспринскому в собрании Бахчисарайского музея-заповедника: каталог / Э.Э. Абибуллаева. – Белгород: КОНСТАНТА, 2017. – 212 с.
[3] Исторический квартал Салачик берет свое начало от улицы Басенко – это сразу после Музея И. Гаспринского, и охватывает весь район, где расположены Зынджирлы-медресе и другие памятники.
[4]Сахиб I Герай был младшим сыном крымского хана Менгли I Герая, младшим братом Мехмеда I Герая, предположительно, дяди султана Сулеймана Великолепного.
[5]http://www.cepulib.ru/index.php/ru/resursy/i/itemlist/tag/%D0%98%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F
[6]https://avdet.org/2021/10/05/izvestnye-uchitelya-kryma-nachala-hh-veka-2/
[7] https://handvorec.ru/dyurbe-hadzhi-gireya/

 

 

 

Язмага реакция белдерегез

0

0

0

0

0

Реакция язылган инде

Комментарийлар

БАШКА ЯЗМАЛАР

Это интересно

Аудиозаписи

  • Гильм Камай

  • Җәлилнең якын дусты

  • Ирек Нигъмәти - "Кояш сүнде ул йортта"

  • Ләйлә Минһаҗева - "Милләтебезгә тугры, буыннарга үрнәк шәхес"


РЕКОМЕНДУЕМ