Рустэм Ямалеев: «Важно, чтобы проснулся генетический код татар»

Журнал «Магариф» продолжает серию публикаций о Москве и о национальном просвещении в Белокаменной. В марте этого года Казань посетил руководитель «Штаба татар Москвы» Рустэм Ямалеев. После его звонка мы встретились с ним, чтобы поговорить о том, с какими мыслями и проектами живут татары Москвы, о том, как семья может повлиять на будущее татарского языка, и о публичных разногласиях с некоторыми руководителями общественных организаций.

Рустэм Фаизович, вы родом из Татарстана, а последние 25 лет живете в Москве. Можно сказать, что все эти годы ваша жизнь достаточно бурно протекает между двух столиц. Когда вы прилетаете в Казань, то обязательно встречаетесь с журналистами и без прикрас рассказываете о своей точке зрения на различные события. С какой целью вы приехали в этот раз?

– Главная цель моего приезда связана с участием в работе X съезда предпринимателей Татарстана. Самое главное – я привез две папки документов, которые сдал в канцелярию Всемирного конгресса татар для вступления в эту организацию. Целый год мы занимались оформлением организации «Национального конгресса татар Москвы и тюркских народов» и лишь недавно из Минис-
терства юстиции Российской Федерации получили документы на руки.

Вы знаете, что четверть века назад при «Клубе Деловые Люди-16», созданном под руководством бывшего руководителя Татарстана Фикрята Табеева, был организован «Штаб татар Москвы». Тогда кто-то предложил воинственное название – штаб, и мы, воодушевленные, начали нашу работу. Самое главное, что мы хотели изменить – это отношение к татарскому языку, его статусу в Москве. Была достаточно равнодушная атмосфера. Это было время, когда на нем разговаривали только дома. Сегодня есть четыре штаба – «Штаб татар Москвы», «Штаб ДЛ-16», «Штаб татарской молодежи» и есть еще «Штаб в области».

 

 

И вот теперь создается новая структура с совершенно иным статусом – Национальный конгресс. Почему так долго получилось? Были дополнения к Уставу нашей новой организации и внесение изменений, ну и, конечно, повлияли ограничения, связанные с пандемией. Тем не менее, по мере возможности мы собирались в нашем штабе и обсуждали текущие вопросы.

Сейчас у нас есть возможность работать в 42 субъектах Российской Федерации и открыть представительство в среднеазиатских респуб-
ликах. Полномочий очень много. Руководящим органом будет Координационный совет. В его состав входят не только татары, но и наши друзья других национальностей. В Москве, к примеру, мы много общаемся с отцом одного из самых известных эстрадных певцов Филиппа Киркорова – Бедросом Киркоровым. Узнав о его желании пообщаться с сородичами по прапрадедам, мы включили его в состав Координационного совета. Как-никак, древние корни волжских булгар и дунайских болгар считаются общими. Ученые утверждают, что они оба являются наследниками Великой Булгарии Кубратхана.

– Насколько нам известно, Филипп Бедросович родом из курортного города Варна в Болгарии. Интересно узнать, как произошло ваше знакомство с его родителями?

– Мы с ним общаемся очень давно, поскольку вместе много занимаемся вопросами театральной жизни. Часто бываем на культурных мероприятиях в Москве. А еще у нас был общий друг – известный советский и российский актер Василий Лановой. Он и познакомил меня с Бедросом.

Есть интересная история – в честь своего 60-летия Василий Семенович в Театре им. Евгения Вахтангова играл главную роль в спектакле «Посвящение Еве» по пьесе Эрика-
Эмманюэля Шмитта «Загадочные вариации». Это очень красивый спектакль, в котором повествуется история любви. Расскажу вам вкратце эту трогательную историю. В Норвежском море отшельником живет писатель, Нобелевский лауреат Абель Знорко, который продолжает переписку со своей возлюбленной, ушедшей от него. Он не общается с местным населением, а свои солидные гонорары тратит на учреждения, которые проводят научные исследования раковых заболеваний. В один прекрасный день к нему за интервью приезжает журналист Эрик Лансен. Во время беседы становится известно, что женщина, которой писал Абель, давно умерла. А вместо нее писателю отвечал сам Эрик, поскольку она была его супругой. Двух мужчин объединила любовь к одной женщине, к женщине, которая оставила неизгладимый след в судьбе обоих мужчин. Вот так происходит и в жизни. Одно благое дело может объединить людей разных национальностей и разных возрастов.

Так вот, двадцать лет назад мы вместе с нашими активистами, посмотрев этот спектакль, были встревожены до глубины души. Когда Василию Лановому исполнилось 80 лет, попросили повторить игру артиста в этом спектакле и опять собрали тех же своих активистов около ста человек. Трудно вообразить себе, какие чувства мы испытали, когда Василий Лановой вышел на сцену и поприветствовал всех нас. Наша дружба не прекращалась вплоть до кончины великого артиста. Мы провожали его вместе с Бедросом Киркоровым и нашими активистами.

В состав Координационного совета нашего конгресса также войдут председатели тюркских народов, председатели автономий, бывшие сотрудники Аппарата Президента – у нас будет серьезное представительство.

– Мне попадались на глаза публикации о том, что существует недопонимание между Всемирным конгрессом татар и вашим штабом.
В чем заключалась проблема и удалось ли ее разрешить?

– Есть джентльменское соглашение с заместителем Премьер-министра Республики Татарстан, председателем Национального Совета Всемирного конгресса татар Василем Шайхразиевым о том, что членов организаций ВКТ, как и членов Милли Шура, в состав своей организации мы брать не будем. Раскола внутри татарского мира не должно быть. Мы вступаем в организацию под руководством Василя Шайхразиева и хотим с ними сотрудничать.

– В Москве была еще одна организация, которая объединяет московских татар. В свое время журналист Назифа Каримова создала Клуб интеллектуалов, в который входили известные татары – военные, врачи, писатели и актеры. Мне однажды довелось быть на очень красивом юбилейном вечере.

– Благодаря работе этого клуба между собой перезнакомились многие московские татары. В его работе мы тоже принимали активное участие. Однако в последние годы они практически не собираются. За крупными проектами должен быть серьезный спонсор. В свое время Назифа Каримова критиковала нас. У нас, у татар, как получается: в параллельных структурах мы видим только конкурентов. А это неправильно. Нужно научиться сотрудничать. Нам бы хотелось, чтобы Клуб интеллектуалов возродился.

В последние два года у нас были разногласия со многими организациями татар Москвы. Например, с руководством Дома Асадуллаевых, когда его «захватили» нижегородские татары для своей коммерческой деятельности. Некоторое время не ладили с Полпредством РТ в Москве, когда оно начало ставить преграду в наши отношения с ВКТ. В результате наше членство было приостановлено. Сейчас нам удалось разрешить существовавшие проблемы и прийти к компромиссу.

На мой взгляд, должно быть несколько общественных организаций татар в таком крупном городе, как Москва, в котором, по неофициальным данным, живет свыше миллиона татар. Добавьте сюда еще тех татар, которые переехали в послевоенные годы и сменили свои имена и фамилии на русские в целях карьерного продвижения, или семьи из смешанных браков. Если нашей общей задачей является объединение и сохранение татар как нацию, какая может быть вражда или нетерпимость? Общенациональное поле не является вотчиной какой-то организации. Оно – большое и разнообразное. Нужно вести работу с разными категориями москвичей – коренными жителями, приезжими, студентами, аксакалами и молодежью… Тут дело хватит всем, кто хочет внести свою долю во благо общей цели. Мы ждем результатов последней переписи населения, чтобы узнать численность татар в столице.

– Сколько человек зарегистрировано в новой организации?

– Сегодня в организации «Национальный конгресс татар Москвы и тюркских народов» уже зарегистрировано полторы тысячи человек с активной жизненной позицией. Выездные заседания штабов состоялись в десяти районах Татарстана, с которыми мы установили тесное сотрудничество. В этой части у российского Минюста были претензии, и мы их устранили.

Во время подготовки официальных документов мы успели осуществить несколько проектов, связанных с татарской интеллигенцией. В прошлом году издали книгу «Үз җиремдә үз телем» тиражом в десять тысяч экземпляров и распространили среди татар, проживающих в разных городах России. В нашей стране двадцать городов компактного проживания татар – Челябинск, Магнитогорск, Уфа, Самара, Томск, Нижневартовск и другие. Нашей целью должно быть сохранение языка не только в Татарстане и в Москве, но и в целом в стране. Сто мыслителей, в том числе академики, профессора, учителя татарского языка и литературы, поделились в данном сборнике своим видением решения этого актуального вопроса.

Пошел второй месяц, как вся информация о нашей деятельности стала размещаться на недавно открытом сайте «Деловые люди». Первые двадцать интервью с людьми, стоявшими у истоков создания Всемирного конгресса татар в Татарстане тридцать лет назад, уже размещены на ютуб-канале. За короткий период мы подготовили и разместили полторы тысячи роликов в интернете. Авторы проекта, в том числе координатор деятельности штаба Гульнара Яруллина, решили вспомнить недавний исторический период, когда представители нашей интеллигенции и просто активная часть населения жили высокими идеями. Главный вопрос, на который хотим найти ответ: почему за тридцать лет деятельности ВКТ не произошла перезагрузка и переформатирование мозгов, столь востребованное обществом.

В этом, отчасти, у меня есть пожелания педагогам, ученым по педагогике, чиновникам сферы образования, деятелей литературы и культуры. Удалось ли этому сообществу за тридцать лет выпустить из школ учеников, которые бы не только свободно разговаривали на родном языке, но и читали на нем серьезные научные и литературные труды? Несомненно, многое сделано. Однако, в отличие от других тюркских народов, татары по-прежнему стараются не общаться в людных местах на своем родном языке. Ущербность, накопленная веками, никуда не ушла. Мы недостаточно мощно развивали патриотизм, гордость и любовь к своей нации, чтобы проснулся генетический код татар.

Есть претензии и к родителям. Они, выдохшиеся под бременем экономических и финансовых нагрузок, упустили свою воспитательную функцию. У них нет времени, чтобы вместе с детьми смотреть и анализировать передачи «ТНВ», другие татарские каналы, водить детей на татарские спектакли и концерты. В период мощной глобализации без этих усилий сохранить язык, культуру почти что невозможно. Только те дети, которые задействованы в сфере национальной культуры и искусства, могут осознать, что татарский язык – это язык литературы, науки и искусства.

– Я обратила внимание, как вы внимательно перелистываете наш мартовский номер журнала «Магариф» об Агрызском районе. В нем есть материал о братьях-просветителях Буби, которые, будучи предпринимателями, существенную часть своих кровных денег выделяли на образование. Медресе Иж-Буби, которое было открыто и существовало на их деньги, было известно всему тюркскому миру России.

– Моя семья родом из Менделеевска, который располагается по соседству с Агрызским районом. История нашего рода тесно связана с первой татарской женщиной-судьей Мухлисой Буби, сестрой братьев Буби. Она приезжала в гости к моим предкам в село Уразаево, когда мой прадед Нурмухамет Замалиев и его жена Хабибжамал отправляли за ней повозку. Сто лет назад нашему роду принадлежали все леса и мельницы в округе. Однако в годы НЭП семью сослали в Магнитогорск. Единственный, кому позволили остаться на родной земле, был Шакерт бабай, который, успев выбраться из добротного дома, устроился со своей женой и детьми жить в бане.

До трагических событий он получил образование в медресе в Уфе и придумал свою методику обучения. Были годы, когда запрещалось держать в доме Коран и другие книги с арабским шрифтом, а также писать на нем. Шакерт бабай объяснял односельчанам толкование Корана. Он научил их читать намаз и запомнить молитвы в виде четверостиший. Позже он с семьей переехал в Ямурзино. В округе в ближайших тридцати деревнях наш род называли Шәкерт нәселе.

Судьба Шакерт бабая, как у многих россиян, была трагичной – он погиб в возрасте сорока трех лет в начале Великой Отечественной войны и похоронен в братской могиле в Минске. Когда нашли сведения о его смерти, мы посетили те края. Бабушка, происходившая когда-то из богатого рода, осталась с восемью детьми на руках. Очень интересна история их женитьбы. Ее забрали в дом жениха 14-летней девушкой как подружку сестер. Только в семнадцатилетнем возрасте прочитали никах. До этого жениха ей не показывали. Она смотрела в окно и гадала, который из шести братьев является ее суженым. Она вошла невестой в большую семью, где, кроме парней, подрастали две сестры. Тогда было принято объединять богатство с богатством. Бабушка дожила до 80 лет. Она была очень ответственной и внимательной. Когда ей исполнилось 70 лет, решила подготовиться к своей кончине. Она тщательно отнеслась к своим похоронам. Заранее определила список людей из двадцати человек, которые будут нести ее на носилках. Каждую неделю раздавала подарки взрослым и детям, показывая, как будет проходить путь к ее могиле. За десять последних лет ее жизни все двадцать человек, с которыми она отрабатывала свой сценарий, скончались. Прощаться с ней пришли не только родственники и односельчане, но и жители окружающих деревень.

– Очень трогательная история. А вы сами продолжаете традиции своего рода, допустим, помогая сиротам или малоимущим?

– Раньше богатые татары считали честью возможность заниматься благотворительностью. Их называли «ак бай». Они строили не только мечети, но и больницы, сиротские дома, медресе, мектебе, обеспечивали их содержание. Мы также по силе возможности стараемся продолжить эту традицию. У нас есть подшефные детские дома и интернаты в Нижнекамске, Агрызе и Подмосковье, в Нижегородской области. Их всего двадцать. В некоторых домах-интернатах живут дети, родители которых лишены родительских прав. Вместе с ними мы проводим праздники –
1 сентября, Новый год. А нашим аксакалам дарим подписки на периодическую печать Татарстана и Башкортостана. Кстати, периодичес-
кую печать раздаем и молодежи, которая приходит на наши мероприятия. Пока это – малая толика из задуманного.

– Не кажется ли вам, что в наших общественных организациях наблюдается некий застой, однообразие. В республиканских СМИ, в интернет-каналах прошли ряд материалов и отзывов по работе женской организации «Ак калфак» при ВКТ. Писали, что ее деятельность ограничена в основном разговорами за чашкой чая с треугольниками. Хотя это может быть односторонний подход людей, не очень знакомых с деятельностью организации. На какой почве возникают ваши противоречия с ней?

– На самом деле в нашей методике существуют разногласия с организацией «Ак калфак» и ее руководителем Кадрией Идрисовой. Есть ряд интересных проектов, которые были продолжены ею – это выпуск аудио-
дисков для беременных женщин, пособия для детей и для молодых семей. Основа ее концепции воспитания и сохранения татарской культуры опирается на древние методы и обычаи, передаваемые из поколения в поколение в основном в области подготовки национальных блюд, пошива одежды и изготовления ее атрибутов, типа калфак, хаситэ и др. А на мой взгляд, нужно двигаться вперед и расширить границы. Знать традиции – это хорошо. Но сегодня невозможно жить по старым канонам. Перед современной женщиной стоят непомерно тяжелые задачи. Не знакомясь с основами психологии, экономики, не расширяя кругозора, невозможно их решение.

Вот тут, по-моему, мы подошли к вопросу: а чем отличается деятельность «Штаба татар» от работы других общественных организаций? Мы, допустим, каждую организованную нами встречу начинаем с тренинга, во время которого хотим пробудить «рух, иман, зиһен». Для этого приглашаем известных психологов, педагогов и специалистов в данной области, которые рассказывают о личностном росте, о том, как продвинуться в нынешнем мире и добиться карьерного роста, как правильно воспитывать детей. Среди гостей были бывший депутат Госдумы, доктор медицинских наук Дания Юсуфовна Каримова; кандидат наук, профессор кафедры прикладной информатики Института менеджмента, экономики и инноваций Мунавир Закиевич Закиров и другие. К нам на встречу приезжал журналист газеты «Коммерсантъ», писатель Шамиль Идиатуллин, известный на федеральном уровне автор книг «Бывшая Ленина», «За старшего», «Татарский удар», «Все, как у людей», «Последнее время» и других произведений. Вы, наверное, знаете, что он два раза был лауреатом премии «Большая книга». Молодежи очень нравится общение с такими востребованными личностями на современные темы. Во время наших встреч в штабе
также постоянно идет разговор о роли татарского языка, поскольку задача – пробудить у молодежи ответственность, понимание и донес-
ти знания до будущего поколения. Наши приглашенные лекторы, я сам и координатор деятельности штаба Гульнара Яруллина рассказываем об истории края, о роли Волжской Болгарии. У нас огромное желание, чтобы татарская молодежь познакомилась между собой, чтобы они нашли поддержку друг у друга.

Мы предложили Кадрии Раисовне включить в программы психологов других специалистов, ориентированных на современную жизнь. Однако поддержки не нашли. Тем не менее я так скажу – Кадрию ханум нужно в переносном смысле «клонировать». Побольше бы таких людей при поддержке государства проводили разъяснительную работу с родителями о значимости всех наших национальных традиций и, прежде всего, языка. Но нельзя ограничиваться только тем, что было. Нужно ориентировать наших женщин, как мы говорим, милләт аналарын, на будущее.
Есть еще одна особенность наших встреч – во время чаепития мы пытаемся убедить ребят и девушек в необходимости прикладывать больше усилий, больше заниматься, чтобы достичь успеха в жизни. Все наши действия должны быть направлены на сегодня и на завтра. В них должна быть визуализирована мысль, как помочь достичь успеха всей нашей нации и ее отдельным представителям. Каждый человек должен поставить перед собой цель продвигаться по службе – стать депутатом или главврачом, директором школы или профессором, а это невозможно без усилий над собой. Нужно мечтать стать богатым, войти в список Forbes и, наконец, возглавить российские регионы, может быть, даже стать Президентом Татарстана. Не зря говорят, плох тот солдат, который не мечтает стать генералом.

Вот и у нас вторая часть встречи начинается с рассуждения о мечте. Я бы назвал ее татарской мечтой, которая должна отличаться от пустозвонных. Мечта должна быть завышенной. Все наши усилия направлены на то, чтобы пробудить их желание создать свой собственный бизнес, к примеру, открыть в Москве детские сады, в которых дети будут разговаривать и заниматься на татарском языке. Очень актуальным является возможность общения детей с нянями, владеющими родным языком. Сегодня наблюдается дефицит татарских нянь. Это еще один важный путь сохранения татарского языка. Мы никогда не сравниваем нации, чтобы показать свое превосходство в каких-то моментах, в свойствах характера. Мы говорим о наших возможностях. Это своего рода точка отсчета. У многих наших участников штаба простые родители. Разъясняем: для того, чтобы продвинуться, нужно больше прикладывать усилий, приходить раньше на час до основной работы и при необходимости задерживаться, чтобы освоить профессию глубже. Необходимо вникать во все нюансы, стараться получать, при необходимости, дополнительное образование. Наша задача – воспитать проводников татарской культуры и идеологии, положительные качества нашего национального характера.

– Сегодня в крупных городах большая проблема – найти спутника жизни своей национальности. Не секрет, что вслед за развитием глобализации усиливается ассимиляция, увеличивается количество смешанных браков.

– К сожалению, из-за современных условий жизни, разобщенности общества, не срабатывают прежние формы сватовства. Поэтому наши встречи отчасти являются ликвидацией этого пробела. Здесь молодежь поет татарские песни, танцует. Во время такого общения зарождается дружба, а иногда создаются семьи. Для того, чтобы найти человека своей национальности для семейной жизни, должны быть общение на родном языке и общие интересы. Наш штаб посещает не только татарская молодежь. У нас нет возрастных ограничений. Мы рады всем, кто интересуется татарской культурой. Среди наших гостей есть и русские девушки, которые вместе с нами поют татарские песни и пьют чай с национальной выпечкой, есть чуваши, кряшены, которые знают татарский язык лучше, чем татары. Если представителям других народов интересны наши встречи, то мы будем рады. Значит, тепло и уют нужны каждому. Кроме того, у нас есть тюркский бизнес-клуб, и мы в нем общаемся с самыми активными тюркскими народами – азербайджанцами, узбеками, киргизами, ногайцами, кумыками. Нас объединяет родственность языка.

– Пару лет назад мы посетили московскую школу им. Мусы Джалиля с целью знакомства нашей читательской аудитории со столичной жизнью сородичей. Как обстоит дело с получением образования на татарском языке в Москве?

– Эту школу правильнее назвать школой с татарским уклоном,
поскольку из 650 учеников лишь десятая часть – татары. Очень много детей – выходцев из Средней Азии. Несмотря на хороший костяк учителей, на опыт, на свой профессионализм, директор школы Роза Хабибуллина не может переломить ситуацию. Татарские родители, к сожалению, не торопятся отдавать своих детей в эту школу. Мы, чтобы привлечь внимание родителей, помогли изготовить десять рекламных роликов. Пока результата особого не видим. В выборе языка для обучения своего ребенка большая роль принадлежит женщине. Именно мать оказывает самое существенное влияние на будущее своего ребенка. Но сегодня мы находимся в таком периоде существования, что на первый план выходит финансовое обеспечение. К сожалению, эта задача сегодня во многих семьях находится на плечах женщины. Матерям, пока они молодые, некогда задуматься о национальном воспитании. Хотя для того чтобы сохраниться как нация, при последнем вздохе услышать родную речь, мамы-татарки должны воспитать патриотов своей нации. Дети должны слышать язык с пеленок. Это аксиома в отношении всех национальностей, и многие народы, в особенности кавказские, среднеазиатские женщины, соответствуют этому требованию.

Мне бы хотелось обратиться к учителям татарского языка с особыми словами: будьте активней в прив-
лечении наших детей к изучению татарского языка и увеличьте количество и усиливайте качество вне-
школьных мероприятий на родном языке. Дорогие учителя! Поменяйте старую методику преподавания родного языка на новую, сделайте подачу предметов «татарский язык», «татарская литература» интересными до такой степени, что родители могли бы осознать необходимость получения знаний на родном языке. Авторитет педагогов по-прежнему высок в нашем обществе, и к мнению учителя прислушиваются родители. Очень важно, чтобы с вашей помощью татарский ген заработал!

Сюмбель ТАИШЕВА
Фотографии Юлии КАЛИНИНОЙ

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.