Витражная любовь Энвера Яшлавского (ВИДЕО)

Мастерская-магазин Яшлавского находится на центральной улице Бахчисарая, которая, как во многих городах нашей необъятной страны, носит псевдоним великого пролетарского вождя Ленина.

 

Энвер Серверович встречает всех гостей лично. Вот и в день нашего знакомства молодая девушка и ее парень внимательно рассматривали выполненные из сплава ложки необычной формы с удлинённой ручкой, как называют их крымские татары, «къаве къашыкъ». Такие, оказывается, используются при варке кофе. Этот напиток так же популярен, как и чай, а может быть даже и превосходит его по популярности. Признаюсь честно, и моя рука потянулась к ним – ручки некоторых ложек в национальном орнаменте дополняют полудрагоценные камни.  Такую красоту даже жалко опускать в душистый напиток. Но ещё больше мне понравились светильники с витражами в виде гранатов и цветков. И узнав, что фенери изготавливает сам мастер, я не преминула начать беседу с ним.

После известных событий 1944 года –  насильственного изгнания крымских татар со своей исторической родины – за одно столетие многие ремесла и традиции были утеряны. Известный сегодня не только в Бахчисарае мастер-фенерджи принял смелое решение изменить свою жизнь в 2016 году, когда ему  исполнилось 45 лет. «Всю жизнь я был бухгалтером-экономистом, – говорит Энвер Серверович, рассказывая о причине, которая побудила его к такому смелому поступку (не каждый из нас, несмотря  на аналогичное желание изменить свою судьбу, готов расстаться с привычным укладом жизни, как говорят современные психологи «выйти из зоны комфорта»). –  Для начала бросил свою работу и начал заниматься  изделиями из стекла – изготовлением витражей». Его отец  был учёным-математиком и работал в научно-исследовательском институте, а мама была врачом. «В определённый момент жизни понимаешь, что своим  потомкам  хочется оставить что-то более значимое,  чем  какие-то отчёты и бумажки с цифрами. Жизнь экономиста связана с огромной отчётностью, а в масштабах истории это ничего не значит», – развивает он свою мысль дальше и получает в ответ кивок головы в знак согласия с ним. Энверу Серверовичу хотелось сделать что-то красивое и интересное.  Он начинает своё вхождение в мир искусства с создания светильников в национальном стиле.

Во время изучения крымско-татарских изделий, столкнувшись с тем, что   многие техники  были утрачены и утеряны, он решает восстановить хотя бы одну небольшую часть из того, что было. «Для изготовления и, прежде всего, создания эскизов пришлось внимательно изучить национальный орнамент и схемы, которые использовались. Обрамление светильников осуществляется в корпуса из меди, а для этого, конечно, пришлось научиться работать с медью», –  рассказывает  мастер-фенержди и погружается в события пятилетней давности.

Для этого ему пришлось прочитать много литературы и узнать, какие техники использовались раньше в Турции, Сирии и Египте, и как это могло быть здесь в Крыму.  

Ему, безусловно, посчастливилось, что он познакомился с Рустемом Дервишем, поскольку до этого самому лично никогда не приходилось этим заниматься. Чтобы научиться делать правильно первые шаги в искусстве, несомненно, нужен опытный наставник, который не побоится поделиться со своими профессиональными секретами. «Мне повезло с тем, что до этого я работал в музее, который называется «Дервиш өйе», и непосредственно занимался там реставрацией. Был один совместный проект с Рустемом Дервишем, когда он делал медные корпуса (с металлической арматурой) для светильников, а я стеклянное обрамление в виде витражей, которое вставлялось в корпус».

Интересуюсь о том, неужели в крымскотатарских городах не осталось старинных зданий с витражами, и получаю ответ на свой вопрос. В первой столице Крымского ханства в  небольшом городке Старый Крым, расположенном  в восточной части Крымского полуострова, находится одна из древнейших святынь крымских татар – Музей хана Узбека.  Строительство золотоордынского  памятника архитектуры сельджукской эпохи датируется 1314 годом. Даже с точки зрения нашей эпохи это был самый настоящий центр интеллектуального развития, поскольку при мечети функционировало построенное чуть позже в 1332 году медресе, которое включало в себя   учебные и молитвенные классы  и библиотеки. Здесь шакирды (ученики), помимо религии, изучали  астрономию, математику и философию. По мнению историков, период правления Узбек-хана совпадает с периодом расцвета Золотой Орды.

«В мечетях стояли витражи из гипса – так называемые алчи витрай, своего рода гипсовые решетки. Однако эти технологии были утрачены. Когда турки строили Соборную мечеть в Симферополе, они изготавливали витражи по своим национальным технологиям. У нас, к сожалению, специалистов уже нет.  Приходится находить и все заново изучать», – дополняет информацию о мечети мой эрудированный собеседник.

Я беру один из светильников, внимательно рассматриваю красоту: он выполнен в безупречной технике. Наверное, очень тяжело, потратив  несколько недель, а порой и месяцев на создание одного фенери, продать его.

«Как все мои коллеги – ремесленники и художники – не хотелось бы,  конечно, чтобы изделия, особенно антикварные вещи, которые связаны  с жизнью и историей крымских татар, были увезены из Крыма. Стараемся, чтобы эти вещи оставались здесь, поскольку на самом деле очень многое утрачено». Светильники Энвера пользуются популярностью у частных коллекционеров, которые украшают ими свои отели и жилища. Часть и правда остаётся в крымских домах. Создание витражных фонарей – это недешевое удовольствие, поскольку при их создании используется качественная медь, а также американские и европейские высококачественные стёкла. По его словам, коллекционирование не многие могут себе позволить, поскольку это достаточно затратное хобби. Это ясно, когда узнаёшь цену: стоимость одного фонаря начинается от десяти-тринадцати тысяч рублей и может достигать одной  сотни тысячи.

Во время прогулки по Бахчисараю мы искали антикварный магазин, однако не нашли ни одного. Зато в магазине Энвера Серверовича в небольшом уголке располагаются полки со старинными весами, которые, как оказалось, он отреставрировал сам. В Российской империи весы, а также утюги, делались польской компанией «Вебер, Дене и Ко», основанной в 1883 году. Тогда Царство Польское входило в состав Российской империи (вплоть до 1915 года). Когда предприятие только открылось, на небольшом производстве работали 20 человек, а к 1911 году, когда годовой оборот был около миллиона рублей, на предприятии трудились свыше 500 человек. На тарелках ставилось клеймо «ВЕБЕРЪ ДЕНЕ и Ко» (весы марки Weber, Danhe и Co).

Мне стало интересно, как Энвер начал этим заниматься. Он заулыбался и своим приятным голосом рассказал и об этом новом направлении реставратора: «Когда друг мне предложил заняться этим, идея очень понравилась.  Я нашёл весы, изучил их происхождение и отреставрировал». Что сказать, в руках целеустремлённого и талантливого мастера любое дело спорится!

И спустя тридцать минут я всё ещё не могу оторвать взгляд от красивых вещей, внимательно рассматриваю сувениры. Во многих российских курортных городах представлены китайские штамповки. А здесь –  индивидуальные работы с национальным растительным орнаментом. Народные традиции крымских татар отображаются в орнаментальном искусстве. Особенно мне понравилась ложка с орнаментом в виде созвездия восьмиконечных звёзд – знаком власти и силы. Если говорить об орнаменте, то меня удивил один факт. Я удивилась, увидев шестиконечную звезду (гексаграмму) в Ханском дворце в Бахчисарае. Там над михрабной нишей Малой дворцовой мечети разноцветными стёклами сияет витраж в виде шестиконечной звезды, которую мы считаем символом Соломона.  Оказывается, в исламском мире шестиконечная звезда, один из самых ранних символов, – это печать Сулеймана. Легендарный древний правитель  носил перстень, позволявший ему понимать язык зверей и птиц и управлять джиннами. Два треугольника, наложенных друг на друга в противоположном направлении, также встречаются на окнах других древних мечетей Бахчисарая, на монетах Крымского ханства и в женских украшениях крымских татарок. 

«В моём магазине-мастерской  представлены художественные изделия из металла и бронзы, картины. Это работы других мастеров. К примеру, вы можете увидеть и купить  работы талантливого ювелира Талята Абдуллаева, который также занимается возрождением предметов быта», – говорит Энвер Серверович и демонстрирует несколько предметов, красиво расположенных в деревянных коробках с адресом мастера в Инстаграм. Я беру и начинаю теряться из-за обилия различных вариантов.

«Мы – художники и мастера – все лично знаем друг друга, общаемся и всё обсуждаем. Пытаемся восстановить по мере возможности утраченное мастерство. У художников своя «тусовка», я чаще встречаюсь с ремесленниками, теми, кто больше занимаются прикладным искусством. Было время, когда я работал с ними вместе, – рассказывает о своей жизни Энвер Серверович. – Мой магазинчик открыт для того, чтобы  мастера могли продавать свои изделия, и  для того, чтобы туристы могли не только увидеть, но и приобрести «hand made» – то, что здесь сделано своими руками в Крыму. Для этого установлена минимальная наценка», – разъясняет он. Опыт экономиста, несомненно, ему пригодился. Ведь сегодня важно быть не только умелым ремесленником, но и талантливым менеджером.

В конце скажу, что две заветные ложки оказались в моей коллекции привезённых сувениров: каждому сыну по одной ложке, а ещё особый инструмент «чыгърыкъ», выполненный из бронзы, для приготовления традиционного крымскотатарского блюда чебуреков на память об одном из самых гостеприимных народов на земле. Чыгърыкъ используется хозяйками  для обрезки краёв чебурека, чтобы придать им красивую волнистую форму. А чебуреки придётся научить печь мою маму, сама я с тестом не в ладах. Ещё очень надеюсь поднакопить денег и во время следующей поездки в Крым стать хозяйкой неповторимого светильника.

Читайте предысторию в материале «Бахчисарайская история: от Сайде Арифовой до Рустема Дервиша» 

Сюмбель Таишева,
фото автора

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.